Параллельная реальность


Идеализированный пост-апокалипсис

Girl from Internet

Место и время, где я был сегодня ночью, подтверждает, что в моем представлении даже при полном разрушении цивилизации на планете остается некоторое количество нормальных людей. То, что я видел, происходило не только здесь и сейчас, а являлось ретроспективой моей жизни за несколько лет и истории общества, в той мере, в какой ее знают обитатели. В своем рассказе я пропускаю множество моментов технического плана, несущественных по отдельности, но создававших характерную ауру - типа ремонта лебедки, когда машина сидит по ступицы в мокрой грязи.

Мы в средней полосе северного полушария, судя по климату и преобладающей русской речи - к юго-западу от Уральских гор. Государства нет, история смутно известна только за время жизни последних поколений. Бензин есть, машины есть, оружие есть, образования нет, законов нет, медицина только в частном порядке. По всей видимости - конец 21-го века. Естественный отбор в действии: в отличие от 2050-х люди не бросаются друг на друга и не ведут постоянных войн, такие к нынешнему моменту уже друг друга поубивали.

Действие происходит на 50-километровом участке, в один его край упирается старый тракт, по сторонам которого группируются поселения. Среди окружающей местности, где живут только отшельники, бывшая федеральная магистраль собирает вокруг себя большинство проявлений цивилизации. Последние сто километров оккупировали панки на мотоциклах, но за время своей жизни я их не видел ни разу - населения становится все меньше, и чем ближе концу дороги, тем места глуше. Они тоже не кидались на всех проезжающих, но тем не менее, семьи предпочитали селиться подальше. Через полкилометра после конца дороги находится огороженный десятиметровой стеной объект "Замок" - территория некой общины из нескольких тысяч человек, где на протяжении полувека шли бои. Во время военного положения, детей там учили не только воевать, но и читать и писать, поддерживали минимальную инфраструктуру, сами качали нефть и не пускали никого извне.

На другой стороне 50-километрового лесного участка, идущего от конца трассы - бывшая обсерватория. Когда случился Большой Пиздец - предположительно лет 70 назад - ученые окопались в обсерватории и на прилегающей территории, благо она имела собственные системы жизнеобеспечения, а удаленность от дорог уменьшала риск вооруженного захвата. Эти люди существовали в изоляции несколько лет, однако вскоре они и их потомки, смирившись с жизненной необходимостью взаимодействия с остальным социумом, превратили несколько зданий в автосервис для джипов. У молодых мужиков в радиусе пятисот километров доехать до этого сервиса и сделать там что-либо считалось религиозным действием, и чем больше раз ты смог это сделать, тем ты круче:). Адепты вместе с держателями мастерской крутили болты, варили железо, придумывали прибамбасы и привозили солярку, газ и еду. С каждым годом делать это становилось все труднее - время и непогода уничтожали единственную лесную дорогу. Постепенно сложность мероприятия и опасность проезда мимо "Замка", где шла война, свели поток желающих к нулю.

Война замка с окружающим миром закончилась четверть века назад. Видимо, молодые не хотели там оставаться и перебирались поближе к центру цивилизации. Сейчас замок представляет собой полуразрушенную стену, на которой живого места не осталось от снарядов. За стеной множество воронок, несколько десятков землянок, и живущие в них ветераны со средним возрастом около семидесяти. Во время их молодости община "Замок" выгодно отличалась от конкурентов, имея собственное производство боеприпасов, разведку, радиосвязь, и даже ограниченную поддержку с воздуха. Сейчас обстановка спокойная, микроклимат сухой, пыль висит в солнечном свете между вросшими в землю орудиями и скелетами вертолетов. Обитатели не препятствуют не только проходу мимо замка, но и проезду сквозь него. Во время такого проезда, если отвлечься от борьбы с пересеченной местностью, можно видеть заасфальтированные участки, флаги на флагштоках, обколотые барельефы на стенах и даже облицованные мозаикой детские площадки, что в других местах ныне живущие люди не видели никогда.

В 50-ти километрах к востоку, на месте автосервиса в обсерватории - брошенные здания, горы проросшего деревьями мусора и ржавые останки чего-то железного. От главного здания остался железобетонный каркас и половина купола. Река в ста метрах к югу нисколько не изменилась, только подъезды к ней заросли.

Я не помню, где я живу. Возможно, прямо на дороге. Так или иначе, вчера я приехал на своем джипе к замку посмотреть на развалины, поизучать остатки культуры и поговорить с обитателями. В мире, где все процессы идут только в направлении деградации и запустения, я был приятно удивлен тем, что происходило в конце тракта. Два молодых мужика построили жилище в самом конце дороги - пока еще только навес, мастерскую под ним и генератор на мазуте - а стариков из замка я застал за расчисткой земли и посадкой деревьев вокруг. Сунувшись туда, первое, что я увидел, был, естественно, направленный на меня ствол. Я тоже вооружен и ожидал такого развития событий, понимая, что при ином подходе к гостям просто не выжить. Напряженность первого момента разрядилась за пять минут, мы выпили и отлично пообщались на тему новейшей истории, ремонта внедорожников и планов на будущее:). Мужик разводит ядовитых змей (несколько штук уже ползает по полу), хочет запустить скважину и возродить автосервис в лесу, а также обычай туда прорываться, воюя с бездорожьем, а не друг с другом. Второй - это его брат, и где-то в постройках есть еще сестра.

К обсерватории договорились поехать все вместе тремя машинами. Добирались почти неделю. За это время я втюрился в его сестру, возможно потому, что она оказалась единственной встреченной мной женщиной, не имеющей ярко-выраженного отпечатка борьбы за существование. В конечной точке я встал перманентным лагерем отшельника и решил сам восстанавливать сервис. Что и происходило последующие несколько лет, пролетевших очень быстро. Пару раз в месяц ездил к замку посмотреть на объект своего увлечения, потрендить с мужиками и запастись продуктами, а ко мне на сервис стали приезжать джиперы, не дожидаясь пока там все заработает - тоже примерно раз в неделю. В самом начале этого процесса мы вчетвером поехали исследовать реку. Так как лес не везде подходил к ней вплотную, уехать вдоль берега удалось на несколько сотен километров. В самом широком участке, где другой берег был едва виден, меня и девушку - ее, кстати, так и звали - Сестра - зачем-то понесло через реку вплавь, а братья остались на берегу готовить еду и сторожить машины. Хотя сторожить там точно было не от кого. На другом берегу оказался затопленный сад с корявыми деревьями, вода на которых собиралась мельчайшими капельками и блестела как иней. Иллюзия инея была настолько сильной, что требовалось провести по дереву рукой, чтобы убедиться в том, что это вода. Заплыть в сад удалось легко, а выплыть - чрезвычайно сложно, так как поверхность воды, и все пространство в метре под и над ней было заполнено ветками с острыми как колючая проволока шипами. Глубина - пара метров, утонуть вполне достаточно. На берег выбрались исцарапанные, и смертельно уставшие. Дальше не помню.

Подарок подсознания в ночь перед днем рождения

В поселении Нитроэмальск есть особенность - в течении десяти дней каждого месяца днем происходят периоды тотальной депрессии и панического страха - у всех, кто находится в городе и окрестностях. В первый день это всего несколько секунд, но к пятому депрессивный период увеличивается до нескольких часов, а потом снова идет на убыль и к 10-му дню исчезает. Поскольку явление это периодическое, люди как-то приноровились. В газетах публикуются более или менее точные прогнозы времени начала и конца депрессняка в текущем месяце. За полчаса до явления на информационных щитах и по радио начинается обратный отсчет, чтобы люди успели остановить транспорт, выключить утюг, зайти в безопасное место и т.д. Когда это случается, ужас и безнадега охватывают такие, что делать невозможно буквально ничего. Первый раз меня захлестнуло на полчаса в городском автобусе. Как приезжий я не мог понять, почему все движение остановилось за пару минут до того! Потом пассажиры разъяснили. За полчаса я увидел полный комплект температурного бреда психиатра-математика: сворачивающиеся пространства, огромные числа, безвыходные траектории и неминуемые кранты всему, что мне дорого. Эта аномалия распространяется на десятки километров вокруг города, постепенно убывая с расстоянием. Похоже, что эпицентр - в неиспользуемом карьере неподалеку.

Горожане оказались вполне приветливыми - расслабленные пьяные мужички махали руками, а женщины вечером отпаивали меня пивом в магазине фототехники. За исключением периодов тотального помешательства, жизнь больше похожа на Европу, а не на российскую глубинку. К слову, набрел я на это место, путешествуя по русскому бездорожью на чем-то среднем между алюминиевой ГТСкой и облегченной гражданской версией БТР, которую до этого полжизни строил.

На следующий день местные оффроадеры не успели закончить покатушку вовремя и оказались на краю карьера в час икс. Их вытащили на следующий день, люди были какие-то побитые, а машины беспорядочно валялись на дне карьера и в лесу. Я дождался спокойного 20-дневного периода и поехал искать гипотетический источник инфранизких частот, продвинувшись на своих восьми колесах несколько дальше аборигенов. Так и ехал, сидя на крыше и управляя через люк, по слегка припорошенным снегом гусеничным колеям через еловую чащу. В результате въехал прямо в чей-то дом. Точнее, понял, что это чей-то дом уже тогда, когда проехал почти километр по заброшенному промышленному зданию. Переходы и комнаты постепенно становились все более обжитыми, и последняя, где я остановился, развернувшись вокруг обеденного стола, уже не оставляла сомнений в том, что кто-то приложил руку к ее облагораживанию. Вышедший из-за крана мужик просто охренел, увидев стоящий посреди комнаты БТР. Но мы как-то договорились, ведь действительно трудно отличить его жилище от ничейного разваленного завода. Оказалось, что там живет целая комунна, и я как раз успел к обеду:). Перед приемом пищи за общим столом мне предложили прочитать какую-то молитву, а одним из участников оказался резчик по дереву из нашего института, который, оказывается, работает там истопником.

Ничем конкретным вся эта история не закончилась, но количество положительных образов в ней просто зашкаливало: оффроад, путешествия, заброшенные объекты, неагрессивные хозяева. Город напоминал старые районы Москвы, гопников не было. Даже когда мне было очень плохо в автобусе, прекрасная незнакомка держала меня за руку, хотя ей самой было не лучше. Правда, в тот момент мне было не до того, прекрасная она или нет.

Это общество явно лучше современного!

Началось все, как обычно, с дурдома, причем так давно, что я уже не помню, симулировал ли я, или был по-настоящему болен. Последние десять лет ни один день не отличался от другого - подъем, завтрак, шестичасовой выгул во дворе, примыкающем одной стороной к психушке, а другой - к жилому дому в провинциальном районном центре, игра в шахматы с жильцами этого дома, прием таблеток, ужин, отбой. Желание убежать отсутствовало у пациентов настолько явно, что двор даже не был обнесен забором, а выходил одной стороной прямо на тротуар.

Очередным августовским вечером я задал себе вопрос: "Что я здесь делаю?". Особенно с учетом того, что только один человек был знаком с обстоятельствами моего попадания в "Приют 11-ти усталых мозгов" (это, и год основания - 1813 - было написано на табличке над воротами). Она выписалась лет десять назад, уехала из города, из страны, и, возможно, с планеты. Так что я просто вышел со двора и пошел в неизвестном направлении по тротуару, наивно полагая, что ассимиляция мне не потребуется. На деле же оказалось, что за десять лет у меня атрофировались все навыки существования в социуме, и я не просто слабо подготовлен к городской жизни, а вообще нахожусь как бы в параллельной плоскости восприятия - настолько, что не могу решить простейших задач: на какой сигнал светофора переходить улицу и где эти светофоры, или что их тут заменяет? чем и как платить за еду в магазине и где искать магазины? что за хрень одета на молодых людях и что это за выросты у них за ушами? что означает вывеска "еврохипстер хостел" на здании? и так далее, хорошо хотя бы язык был мне более или менее понятен. Кроме этого я понимал, что мне понадобится какой-то эквивалент денег, а без документов я не могу устроиться на работу. Да и вообще, меня наверняка будут искать.

За первую неделю ночевок на парковых скамейках и в недостроенных столовых выяснилось, что я умею петь галиматью на непонятном языке, причем настолько хорошо, что на улице вокруг меня быстро собирались группы слушателей, а некоторые даже приглашали переночевать. За десять дней я сменил пять квартир и имел три необременительных сексуальных контакта, но не ушел от психушки и на пару километров. Что и выяснилось на десятый день, когда полностью размотавшийся двухкилометровый психопривод, натянувшись, дернул меня за затылок. Остается загадкой, как я умудрился не запутать этот провод, да и вообще ни разу не вспомнить о нем. Большинство людей имеет психопривод длиной около метра и соединяет его с каким-то устройством. Как я потом узнал, эта небольшая коробочка, носимая на поясе - универсальный интерфейс для мобильной связи, оплаты счетов, виртуального общения и по совместительству бустер мозга. Только у меня он был подключен не к собственному "гаджету", а к стационарному компьютеру, установленному в подвале нашей больницы. Даже с моими минимальными знаниями о жизни я понимал, что выдернуть кабель из разъема на затылке - это последнее дело, так как я сразу потеряю множество костылей для мозга, да и вообще так делают только панки, гринписовцы и прочие маргиналы. По крайней мере, девушек, с которыми я познакомился за последние дни, я точно потеряю. По идее надо было позвонить моему врачу и попросить провести процедуру отсоединения. Но тогда, если меня все-таки ищут, я точно снова окажусь в столь знакомом и хорошо изученном дворе.

Я рискнул вытащить разъем утром, после чего моментально забыл, где нахожусь, и как выглядят лица моих новых знакомых. Также из моего мозга пропала карта города, номера телефонов и понимание того, что делать с мобильным телефоном, подаренным кем-то накануне. Я только знал, как меня зовут, и что я умею петь и отлично водить машину. А как выглядят водимые людьми машины - у меня уже были сомнения:). В этот момент мобильник зазвонил, я догадался, как принять вызов, и услышал голос, из интонации которого явно следовало, что последнюю ночь я и обладательница голоса провели вместе. Мне было крайне стыдно признаваться, что я ее не узнаю, так что я рассказал, что вытащил провод из башки. Вопреки моим опасениям, после короткого замешательства с той стороны донеслось: "Жди где находишься, никуда не уходи, сейчас буду". Через полчаса в "хату" (или что это было) явилась не одна, а целых семь "обладательниц", с группами поддержки в виде каких-то друзей, любовников, знакомых секретарш в отделениях полиции, и силовиков-ролевиков с текстолитовыми мечами. По-видимому, моя проблема никого не оставила равнодушным. Совместными усилиями они разрулили мой социальный статус, добыли для меня персональный коммуникатор и даже зарегистрировали его в каких-то необходимых инстанциях. Так что я хотя и не стал полноценным гражданином, но мог хотя бы не опасаться проверки документов.

Покидая десятилетнее пристанище, я не мыслил себя, живущим в рамках одного города, а начиная с сегодняшнего дня, возможность жить "в дороге" появилась не только фактически, но и формально. Так что я объявил собравшимся, что "начинается большое путешествие". Я выделил одну из женщин, пригласив ее присоединиться, и мне крайне повезло - она согласилась, хотя бы на первые пару месяцев. Тогда мне не приходило в голову, что как раз через пару месяцев начнется зима, и если я не достану автомобиль, то нам придется туго. Я не знаю, контактировал ли я с ней в последнюю неделю, и она ли мне звонила утром, или я ее вообще не видел раньше. Так или иначе, на первый взгляд и первые три сотни слов она оказалась почти моим идеалом: молодая, веселая, легкая на подъем, при этом спокойная и напрочь лишенная понтов и модной показухи. Вряд ли ее можно было назвать красавицей, но по лицу читались неприхотливость, мягкость характера и одаренность добротой чуть выше среднего. Да и с учетом имевшейся у нее одноместной микропалаточки, в которой нам, предположительно, предстояло жить в ближайшее время, вес 42 кг и соответствующий размер были серьезным преимуществом:)

Не знаю, что думали остальные, но все, кажется, понимали, что оставаться в городе мне нельзя. Полагаю, что срываться в поход никто больше и не захотел бы, так что взаимность выбора - это везение, граничащее со сверхъестественностью.

Первые дни мы шли пешком с двумя рюкзаками. Не могу не отметить интереснейший случай на детской площадке, куда мы завернули отдохнуть и выпить пива. В центре каждой детплощадки в городе был предусмотрен круг, где размещался мини-зоопарк, предназначенный для знакомства ребят со зверятами и для развлечения родителей. Так как содержать питомник на каждой площадке для города накладно, два десятка зверей вместе с обслуживающими их тремя женщинами переезжали от площадки к площадке, останавливаясь на каждой на один день, и за лето обходили все детместа масштаба микрорайона. Мы попали как раз в правильный день, чтобы посмотреть на зеленого карликового верблюда, "библейских кроликов", анакондиху Аню и целый выводок прочего зверья, среди которого в порядке эксперимента была беременная рысь. Наверное, рысь просто некуда было больше пристроить. Она спокойно сидела на устланном травой прицепе, игнорируя окружающую толпу тыкающих пальцами детей и сюсюкающих родителей. Так было, пока мы не появились на внешнем периметре! Тогда рысь вштырила прямо мне в глаза и через пару секунд с рычанием прыгнула на меня поверх голов. Мы покатились по земле, и чтобы защитить горло, я засунул руку поперек ее пасти (как я часто делаю в другой реальности со своим котом:). Естественно, набежали люди, тетки вопили, но никто ничего не делал, а только смотрели, что будет. Я понимал, что один с ней не справлюсь, тем более что действия, которыми я мог бы ее убить или покалечить, я не рассматривал даже на подсознательном уровне. Почти одновременно: я - "успокойте ее кто-нибудь", моя подруга ближайшему человеку - "хватаем ее за задние лапы". Совместными усилиями лапы прижали к земле, три перепуганные зверозаводчицы "успокаивали", я свободной рукой гладил по голове. Через минуту зверюга расслабилась, замурлыкала, но зубы не разжала:). Когда нас все-таки рассоединили, выяснилось, что все происшествие длилось 20 секунд. А не показалось, что 20 минут...

Уже на окраине города над нами прошло на скорости около 300 км/час четыре совершенно разных реактивных самолета. Плотным строем, на бреющем полете, и раскрашенных яркими цветами: обратно-стреловидный Cу-47, изогнутое летающее крыло, истребитель-утка и классический крест типа высотного U2. Оказывается, сейчас в стране Олимпиада, и в рамках ее закрытия финалисты дисциплины "скоростные полеты вокруг пилонов на предельно малой высоте" летают над страной и радуют жителей (Россия, Корея, Китай, США). Не спрашивайте, я не знаю, при чем тут Корея!;)))

Когда Шварц начал таранить лбом межкомнатную дверь, я так не хотел расставаться с "новой песней" (да и вообще, было очень интересно, что будет дальше) что попытался запомнить сон максимально полно, чтобы, впустив кота, начать с того же места. Находясь в промежуточном состоянии между сном и бодрствованием, я снова "проговорил" этот рассказ, но уже не от первого лица, а как при составлении книги - чтобы не забыть, настроиться на нужную волну, и, заснув, продолжить просмотр. Тем не менее, полностью воссоздать картину не удалось: девушка была та же, но весила уже 38 кг, выглядела слегка по-другому, местность тоже изменилась, психоприводы исчезли, но зато мы теперь ехали по щиколотку в снегу на автомобиле, эпизодически превращающемся в велосипед и обратно. А иногда он зависал в промежуточном состоянии - вроде бы джип, и мотор работает, но чтобы ехать, надо крутить педали. Под конец он превратился в эндурик Jamasaki FMX, на котором я успешно совершил лобовое столкновение с какой-то эмо-байкершей на мотосамокате. Из-за моего "силового обвеса" мопед не пострадал, травм у участников тоже не было, а вот оппонент-самокат разлетелся вдребезги - на десяток самокатов меньшего размера.

Оказывается, бывают сны без заморочек!

Эта ночь была замечательна своим наивным сюжетом и полным отсутствием сильных переживаний и психологических заморочек - упрощенные генерализованные страсти-мордасти, красивые картинки со множеством деталей и никаких любимых девушек!

Город-государство располагался в пяти сотнях километров над землей на площадке с искусственной гравитацией, атмосферой и даже рекой. Технологическая продвинутость базы его существования, скрытая где-то в глубине плиты-основания, не мешала людям жить в старых домах, наползающих друг на друга, ходить по узким кривым улицам и вести свой частный бизнес. А также воевать с противоположным берегом реки с помощью гранатометов образца 1943-го года и другого устаревшего оружия. Разделение на воющие стороны происходило как в мультфильме - одни абсолютные праведники, другие - абсолютные злодеи. Предполагаю, что на другом берегу было так же, только праведниками считали себя. На нашем берегу жило тысяч тридцать душ, на другом - раз в десять больше. В какой-то момент на фоне зарева от попаданий прорисовалось множество десантных кораблей, бесшумно пересекающих реку, и было принято решение драпать из солнечной системы, отделившись по береговому разлому от большой глыбы. Во время постепенного набора скорости молодежь стояла на краю, опираясь о парапет набережной, и наблюдала как вода из реки, потеряв гравитационное воздействие, диспергировалась мельчайшими капельками на фоне огней остающегося на орбите Города Греха.

Однако в силовой установке что-то пошло не так, и мы смогли долететь только до Земли. Земля к этому времени была практически заброшена, оставались там лишь религиозные фанатики, отшельники, хулиганствующие маргинальные элементы и прочие "невписавшиеся". Одна из таких групп уже несколько тысяч лет поддерживала в функциональном состоянии храм на Воттовааре, в который и направилась вся прилетевшая орава. Если верить легендам, то храм - это замаскированный космический корабль, который автоматически будет приведен в действие, когда внутри окажется достаточное количество хороших людей. Понятно, что места для тридцати тысяч человек на этом ковчеге было недостаточно. Те, у кого на нашем берегу были автомобили повышенной проходимости, получили конкурентное преимущество, так как место посадки находилось за несколько сотен километров от Воттоваары. Как ни странно, остатки крупных дорог еще сохранились, и применив навыки движения по пересеченной местности, по ним можно было ехать. Улицы в пределах поселений были поновее, со знаками и разметкой. Более того, даже попадались ГАИшники. Похоже, при массовом исходе с Земли их не взяли на корабль, а здесь они за прошедшее время выделились в отдельную группу, если не в отдельный биологический вид, предназначением которого было следить за порядком на дорогах. И тут возникла проблема - участвуя в боях, мы боролись со страхом с помощью виски, и теперь, несмотря на наличие машины, я был нетрезв, как и весь микромир вокруг. А ГАИшники зверствовали! Накануне сна смотрел "Дорожные войны":)))

Выход был подсказан земной проституткой, которую мы взяли по пути пассажиркой. Она возвращалась домой после напряженного трудового дня и выглядела очень уставшей. Тем не менее она не только рассказала, что на Земле машиной могут управлять кошки, но и подарила адаптер, который передавал усилия от кошачьих органов управления на руль, педали и рычаг коробки. Адаптер водружался на водительское сиденье, а кот - на него. Девушку мы высадили в бедном районе и на выезде из него были остановлены на посту для проверки на трезвость. Оказалось, что наш кот и адаптер - единичный случай, а вообще на Земле ничего такого нет, и гаец, конечно, не поверил, что за рулем сидел кот, а предположил, что пьяный водитель переполз на заднее сиденье сразу после остановки. Я начал серьезно объяснять ему, что на Земле котам тоже можно управлять, после чего он передумал просить нас выйти из машины, спешно позвонил куда-то и заявил "всем оставаться внутри транспортного средства до момента прохождения психиатрического освидетельствования!". Отделались мы от него старым как мир способом, позаимствованным из реального мира (из той его части, в которой инспекторов не снимает камера).

По пути мы потеряли нашего сисадмина. Известно, что если машиной управляет кот, то с вероятностью около одного процента люди входят в машину в одной реальности, а выходят в другой. Другая реальность отличается от первой незначительно, и предпросмотр отличий проецируется на ветровое стекло, пока машина едет. В городе праведников у сисадмина была красавица-жена, с которой он прекрасно ладил, много друзей и, в довершение, куча денег. Но именно на него пришлось весьма много отличий - в предпроекции он увидел себя живущим в какой-то разваленной бытовке во враждебно настроенном районе, причем его жена была такой же невероятно красивой, как и раньше, но не уходила от него только потому, что идти было некуда, а дома они постоянно ругались и дрались. Увидев это, человек предпочел выпрыгнуть из тачки на ходу.

При подъезде к храму обнаружилось несколько свойств этого строения, одно удивительнее другого. Во-первых, это было не кирпичное здание, как все думали, а обклеенное декоративной пленкой "под кирпич" сооружение из титана с поверхностью, цементированной кремнием. В единственный вход была интегрирована рамка металлодетектора, служившая фильтром, отсеивающим праведников от злодеев. При прохождении через нее все плохие люди превращались в пол-литровые банки с пивом. Эмблемы пивных брэндов на этих банках отражали то, чем человек занимался в жизни, да и названия брэндов соответствовали. Так что те, кому удалось попасть внутрь в человеческой ипостаси, были на много веков вперед обеспечены пивом марок вроде "Бешеный таксист", "Пацаны на шухере" или "Доктор Менгеле - доверни до семи". Показательно, что примерно четверть банок была вообще без надписей, но имела стилизованную жопу в качестве эмблемы. В результате просеивания почти всего нашего Берега Праведников лишь сотня человек смогла попасть внутрь людьми, а остальные, видимо, были злодеями, так как превратились в Пиво Для Праведников. Четверть из этих ста приходилась на персонал нашей лаборатории в ИОХе:).

Необычное явление случилось с моим трехголовым котом Шварцем. В нормальных условиях он периодически менял головы на шее, чтобы каждая из них подзаряжалась, а другие две, тем временем, катил лапами или нес в когтях. Иногда эти головы орали и кусались сами по себе, и бывало, я даже кидался в него какой-нибудь из них. Но при проходе через рамку одна из них превратилась в банку пива "Beastenwild" с изображением зубастой кошачьей пасти, так что Шварц стал двухголовым.

Внутри все коридоры были заставлены огромным количеством пивных банок. Храм оторвался от земли и начал путешествие в другой мир в тот момент, когда счастливчики пили чай и знакомились, расположившись между ними.

От маразма к границе влюбленности и обратно

Стрелка бредометра не только погнулась сегодня от зашкаливания, но и сам прибор чуть не разорвало! Уже в самом начале была путаница с размерами объектов, и обкатка свежекупленного эндуро вокруг дома таила в себе массу сюрпризов. Я специально выбрал маршрут через рощу, чтобы никому не мешать, но за то время, пока я ехал к этой роще, через нее проложили променад со скамейками, фонарями, увеселительными заведениями и прочими объектами богемной культуры, испортившими пустынный и заросший бурьяном пейзаж за окном. Чтобы не наехать на какую-нибудь из прогуливающихся парочек, мне пришлось тащиться со скоростью пешехода. Тем не менее, микроскопическая декоративная собачка, болтавшаяся на поводке у молодой пары с коляской, все-таки смогла залезть мне под мотоцикл. Переехав ее передним колесом, я остановился и услышал откуда-то снизу: "пожалуйста, не переезжай меня еще и задним колесом". Попытка найти разумный источник звука убедила меня в том, что говорящие собаки - это новое достижение кинологической генетики, а не плод моего больного воображения. Зубастый протектор передней шины вырвал из собачки кусочек размером с ноготь, который незамедлительно превратился в уменьшенную копию самой собачки и с лаем убежал куда-то в траву. Соответственно оригинальное животное стало еще на 1% меньше. К моменту, когда подошли хозяева, кожный покров их питомца самовосстановился, поэтому я просто дал им визитку со словами "если найдете скрытые повреждения - звоните, я ее починю".

Через какое-то время мне удалось проехать злополучные полкилометра и вернуться к подъезду, чтобы увидеть, что в моей машине кто-то тоже ездит по двору. "Кем-то" оказалась сотрудница моего института, которая, не объясняя, как она попала ко мне в машину, поздравила меня с тем, что мы с ней на пару выиграли путешествие на конференцию на Багамы, где нужно будет жить в студенческом общежитии без удобств и каждый день делать доклады на 30-градусной жаре, а в промежутках печатать авторефераты этих докладов ровно по 25 страниц каждый. При этом я был обязан взять с собой кота и фотоаппарат, а также был предупрежден, что во время поездки нас ожидает какое-то "волшебство", детали которого известны только устроителю - компании Daihatsu.

Процесс подготовки к поездке и транспортировки на остров по пробуждению полностью выпал. Помню только что автомобили Ока, Daihatsu Feroza, новый эндуро и два велосипеда постоянно взаимопревращались друг в друга. По прибытии на место открылась предсказанная волшебная составляющая - я уменьшился в размере примерно в 20 раз, а моя спутница осталась нормального человеческого роста. Впрочем, на следующий день мы поменялись местами, точнее размерами, и далее альтернировали с периодом 24 часа, но в первый день я об этом еще не знал. Кроме докладов мы должны были везде ходить вместе и фотографировать достопримечательности. После получаса недоумения по поводу подставы с размерами мы нашли промежуточное решение - она будет носить меня на плече, а когда я буду видеть достойный кадр, я буду щекотать ее с той стороны, куда нужно посмотреть и нажать на кнопку затвора. А она, будучи фотооператором, будет защищать меня от прочих, преимущественно двуногих, хищников. В этот момент у меня зародилось подозрение, что я сплю, а собственное сознание превращает меня в собачку из предыдущей части. Уж тут-то я пожелал этой призрачной собачке всего хорошего в трехэтажных выражениях. Разработанная нами схема прогулок, более или менее приемлемая в теории, на практике оказалась изобилующей проблемами. Во-первых, не обладая когтями, я еле удерживался на плече организма, на порядок превосходившего меня размерами, и все мое внимание уходило на то, чтобы не сверзиться с огромной высоты при перелезании на другую сторону. Во-вторых, мои попытки пощекотать в нужном месте, равно как и вообще как-то воздействовать физически, были слишком слабыми опять же из-за разницы в размерах. Поэтому приходилось скрести передней вилкой от мотоцикла (эта деталь, как и моя одежда, уменьшилась вместе со мной), и я постоянно опаздывал в выборе момента съемки. Наконец, потенциально хорошие кадры с подсвеченными дворцами, фонтанами, накрашенными и отвизажированными интерактивными барельефами студийно-модельных девушек и прочими атрибутами цивилизованной турпоездки были постоянно загорожены то моими, то ее одноклассниками. Они появлялись повсюду, пили коктейли, учили доклады, отдыхали, что-то фотографировали, но при этом все время оказывались на линии огня нашей камеры. Отдельной песней был прием пищи; из соображений приличия оставлю описание этого издевательства над мохито при себе:)

Но был и положительный момент - с заходом солнца я снова стал нормального размера, что ожидалось, по-видимому, каждый вечер. В последующие пять часов постепенно раскручивалась (а в моей голове - накручивалась) лирическая составляющая нашего взаимодействия, которая ближе к рассвету постепенно трансформировалась в эротическую. А может быть, мне это только показалось, поскольку предшествующие пять часов пути к этой трансформации уже сами по себе были чрезвычайно приятны своим ощущением "начала путешествия" - настолько, что я вспомнил, что мне нечто подобное уже единственный раз снилось в поезде ровно восемь лет назад. Стоило только возникнуть какому-то намеку на физическое взаимодействие (thanx god в нормальных размерах), как спокойно ходивший вокруг кот Шварц начал блевать где-то рядом с кроватью в нашей общаге. С отвратительными звуками, характерными для этого процесса. Уже просыпаясь, я успел сказать "Шварц, будь ты проклят, мне раз в восемь лет снятся такие сны, а ты меня разбудил именно сегодня!". Досада усугублялась тем, что всю предыдущую неделю мне снилась исключительно какая-то отвратительная галиматья, и по контрасту этот раз был просто запредельным. Окончательно проснувшись, я убедился, что объект, лежащий у меня на груди - это и есть Шварц, и блюет он в реальности, хорошо хоть за пределы кровати. Встал, убрал котиный подарок, накормил бестию консервами. На будильнике шесть утра. Решил попробовать увидеть продолжение - раньше мне в редких случаях удавалось вернуться в предыдущий сон. Тем более, что, пролежав в кровати минут двадцать и придумывая, как я это буду ей рассказывать в реальности (настраивая тем самым дремлющий мозг на попадание в ту точку, на которой он проснулся), я краем глаза заметил тот самый эндуро, стоящий в моей комнате, в то время как в реальности мотоцикла у меня нет. Это убедило меня, что я на правильном пути. И, вуаля - вот что значит самовнушение! Я действительно оказался в продолжении. Хотя началось оно не с того момента первого прикосновения, а с середины следующего дня, и самая формально яркая часть попала как раз в пропущенный кусок. Зато мы оба все отлично помнили, следовательно, острой необходимости в самом куске уже не было, тем более, что чем образнее образ, тем ярче его отражение в сознании. Впрочем, получив вместо формальной яркости ощущений фактическую, я запомнил именно рассветную часть второго захода в альтернативную реальность, а все, что было после, и чем закончилась поездка, вылетело напрочь. К тому же, если следовать логике предшествующих событий, с рассветом кто-то из нас снова должен был превратиться в дюймовочку, чтобы командовать фотосъемкой с наблюдательного поста, болтающегося на опасном удалении от земли в такт походке хоста.

Короче все, как будет премия - покупаю эндуро:)))

Калейдостёб

Премьер-министр королевства имеет дачу прямо около вокзала в городе Чангырмаш-Ата, где он с гордостью показывает гостям и репортерам, как хорошо его 15-летняя сожительница выглядит без одежды. Мужик несколько сумасбродный - не знаешь, что от него ожидать в следующую минуту, а девушка - приятная общительная домохозяйка. На чердаке - огромное количество любительских изобретений в разной стадии готовности. Одно из них - демонстрационное пособие для изучения эволюции - простейшие киборги, выглядящие как полубусины для скрапбукинга. Они имееют короткий жизненный цикл, быстро мутируют и размножаются. Изначально вариабелен только цвет (пять цветов дискретно от белого до синего), но под действием отбора среды меняются и другие параметры - размер, прилипаемость, подвижность. Адгезия этих штучек к человеческому телу оказалась просто чудовищной, и один раз вляпавшись в протопорошок, я уже не мог сам от них избавиться, так как пока я отскребал одних, другие успевали появиться в другой части тела. Новорожденнные киборги были размером с едва заметную точку, но очень быстро росли, достигая своего взрослого размера в шесть миллиметров. Мне кажется, если ничего не делать, то буквально за час я бы оказался весь покрыт сплошным слоем синей, голубой, бирюзовой, фиолетовой и белой мозаики. Так что мы отдирали их от меня уже втроем и складывали на сосновые доски, так как мутация предыдущих поколений состояла в замедлении метаболизма сосновой смолой. Вне контакта с человеком, они, кажется, не размножаются.

На привокзальной площади, тем временем, происходил фестиваль-конкурс для молодых женщин с только что родившимися детьми. Они должны были спуститься со скалы по тросу (вместе с младенцем), прыгнуть через ров и искупать ребенка в ледяном море сразу за железной дорогой. Опередившей других предоставлялось право с разбегу приземлиться на гексаграмму, нарисованную на прибрежном песке. В этот момент под торжественные речи ведущего гасло солнце, из специальных пушек летели конфетти, а зрители приступали к открытию бутылок. Ну и какой-же фестиваль без музыки? Из репродукторов доносилась песня "Вернисаж" - мелодия и голос точно соответствовали советской песне, но текст рассказывал собравшимся об особенностях кода системы управления андроидами.

Тепло невозобновимых контактов в дальних поездках

Приехал в Архангельск на неделю (для тех, кто не смотрит на заголовок раздела - вся поездка имела место за два часа до пробуждения), остановился в семье, с которой не виделся лет десять. Это две женщины, связанные со мной какими-то дальними родственными связями. Пока стоял за дверью, слышал, как в ответ на просьбу показать мне комнату, дочь отвечала "он же меня ни в грош не ставит". Действительно, в далеком детстве я эту девочку не рассматривал иначе, чем как пустое место, за что мне теперь стыдно - и с точки зрения отношения к людям вообще, и с точки зрения данного конкретного случая, так как теперь оказалось, что она, хотя звезд с неба и не хватает, но личность вполне состоявшаяся, и это сразу видно. Да еще я начал подозревать, что тогда она была тайно влюблена в меня. В процессе заново-знакомства я был, кажется, прощен - по крайней мере, от нее исходило некое тепло, предназначенное именно для меня. Когда я лег спать, я защищался от света, плотно кутаясь в одеяло и высовывая наружу только одну руку, для вентиляции. В какой-то момент я проснулся от того, что кто-то царапал и покусывал мою конечность. Это была не она:) - оказалось, у них живет еще и котенок. Тем не менее, окончательно проснувшись, я обнаружил, что девушка тоже сидит на моей кровати, чему я очень обрадовался. Она обозначила момент наступления утра, коротко поцеловав мое запястье, и вышла из комнаты. Котенок тем временем резко вырос, превратился в разъяренную взрослую кошку и вцепился в меня со всей дури.

В силу недостаточного владения словами мне трудно объяснить переход от знакомства к сексу - но ощущение было такое, как будто это со мной в первый раз, и до этого девочки были для меня не более чем набором вогнутостей и выпуклостей, знанием которых можно хвалиться перед одноклассниками. И вдруг выясняется, что это целый мир света и нежности, причем такой, что может дать фору любой разновидности общения в школе. Однако, для другой части моего сознания это был уже однажды пройденнный кусок жизни, и эта часть оценивала происходящее с более характерным для моего нынешнего возраста балансом между цинизмом и радостью понимания. Эта часть сознания была в курсе, что и она относится ко всему примерно так же, ей ведь тоже уже давно не 15 лет. Строго говоря, имел место только _намек_ на физическую близость, так как в квартире не было дверей, и мы стеснялись ее мамы:). Тем не менее, это не помешало нам на следующий день отправиться целенаправленно искать место, прихватив с собой бутылку вина.

Очень позабавило обустройство старой части города, через которую мы проехали на велосипедах. Все боковые улицы отгорожены от главных незапертыми воротами, т.е. типичная планировка - это стоящие вплотную двух-трехэтажные дома, выходящие на перпендикулярные основной дороге переулки длиной метров по сто. На главную дорогу выходит торец только одного дома, и там обычно размещается магазин. Так как переулок отгорожен воротами (скорее всего, чтобы не въезжали на машинах), вокруг него создается что-то вроде микродеревни, где все друг друга знают. Направления движения разделены двухметровым цветущим садом-островком безопасности, поддерживаемым усилиями жильцов, так что улицы похожи на короткие полуперсональные бульвары.

Прогулка оставила впечатление, похожее на оное от лучших беззаботных путешествий вдвоем, когда удавалось на несколько дней оставить дома все проблемы, связанные с невозможностью того, чтобы такое путешествие и такое ощущение длилось вечно.

Внешне атмосфера напоминала идиллическое представление о жизни в захолустном советском городке начала 70-х. Весь центр города оказался полуразрушенным, что не мешало людям создавать среди развалин свой локальный домашний уют. Зайдя в подъезд очередного многоэтажного дома в стиле 50-х, мы обнаружили, что через весь дом проходят две каменные винтовые лестницы, соединенные между собой лабиринтными проходами, и для того, чтобы попасть к определенной двери, надо сначала подниматься по одной, затем спускаться по другой. На самих этих полуразрушенных лестницах периодически попадались хипы с косяками, дико-туристического вида парочки с рюкзаками, ищущие приключений, и даже местные жители. Странно, но все были очень приветливы и, кажется, хорошо сосуществовали.

Одна из таких парочек показала нам вход в замурованную комнату, и тут пригодились мои хакерские навыки - для того, чтобы вынуть часть стены, нужно было сложить какой-то код из знаков на поверхности кирпичей. Видимо, мне просто повезло - через 10 минут мы вчетвером уже были внутри. Кроме слоя пыли и битого кирпича там ничего не оказалось, зато на барельефе на стене была выбита надпись "Во славу нулевого Рейха" и дата постройки дома - 1647 год. Идем дальше вверх по лестнице (не забываем о не обозначенной явно, но подспудно осознаваемой цели поисков:) ), где-то на уровне шестого этажа территория становится намного менее обитаемой - некому и незачем сюда ходить. На шестом лестница имеет выход на промежуточную крышу, который, по идее, должен быть закрыт, но все двери здесь - что-то типа картонок или самодельных изгородей в бедных районах. Рядом с выходом стоит старый сварочный аппарат - хороший шанс попрактиковаться в сварке. Но как только я включил его со вполне прозаической целью - написать расплавленным металлом слово TOU на металлической поверхности древнего верстака, из динамика на стене донеслись внутренние переговоры встревоженных людей, которые нам слышать не полагалось, но которые просачивались, как радионаводки из-за несовершенства системы связи. Суть переговоров сводилась к тому, что на какую-то базу проникли посторонние и включили там сварочный аппарат, а он в свою очередь являлся замаскированным пунктом управления насосами на военном топливохранилище. В результате чего началась перекачка топлива из гражданских автозаправок в баки бомбардировщиков. Так что не все в этом мирном обществе так просто:)

 
P.S. Девушка имела узнаваемую мной внешность, но не воспринималась как ее обладательница. А город имел узнаваемое мной название, но ничего общего с реальным Архангельском.

Morrien

Я и некий объект, сложно идентифицируемый в реальной жизни, прожили за ночь целую жизнь. Итак, сначала. Дано: ей и мне по 11-12 лет и мы устроили себе отпуск - путешествуем вдвоем по сельской Европе пешком и стопом.

Надо сказать, сны от первого лица, в которых возраст смотрящего не соответствует реальному - довольно редкий случай. Для заработка на ночлег мы устроились свинопасами в какое-то хозяйство, и в первый же день придумали, как выполнять свою обязанность, почти не затрачивая усилий - загонять свиней в огромный синий пенопластовый контейнер с предбанником (собственно оплатой являлось то, что нам разрешали спать в этом предбаннике). Для этого скормили каждой свинье по магниту, а к задней стенке контейнера подтолкнули старую ржавую машину. Свиньи примагничивались и их засасывало в свинарник через автоматическую дверь. Это рациональное решение освобождало нам пару часов для прогулки перед сном по двухкилометровой деревянной эстакаде над местным озером.

Лирическое отступление: у нас был максимальный уровень доверия, возможный между разнополыми детьми в 12 лет, но при этом не было характерной для 6-классников игры в любовь, была взаимная симпатия и ощущение чего-то нового, тем более, что такая поездка была первый раз в жизни. Во время вечерней прогулки какой-то мужик с туристическим рюкзаком приставил мне к спине винтовку и таким образом повел нас куда-то, чтобы сделать "непонятно что". Его цели были не ясны. Эта ситуация тоже разрешилась - мы проходили некое волшебное дерево, если по нему постучать, оно навевало наркотический кайф на все живое, что находилось поблизости. Собственно, это и сделала моя спутница, и всех троих заколбасило не по-детски. При этом из нескольких дупел на дереве сначала выливалось пара килограмм дерьма, а затем выскакивали перепуганные звери. Втроем вцепились в дерево, а оно, похоже, расходилось все сильнее... Тем не менее, нам удалось совладать со своим состоянием и убраться оттуда, а тому мужику - нет, все-таки детская психика более гибкая. Попутно я спер у него одеяло.

Когда мы пришли в свой предбанник, уже темнело и холодало, и оказалось, что одеяло очень кстати, так как о чем-либо теплом на ночь мы не подумали, а спать там можно было только на земле. Перед сном разговаривали о сексе в стиле "мне бы хотелось попробовать, что это такое" - "давай попробуем" - "а как мы это сделаем технически?" - и так далее. Надо заметить, что для 12-тилетнего мальчика говорить о сексе с девочкой - это уже подвиг, а когда это еще и не в похабном варианте происходит, данная ситуация говорит, что оба находятся на правильном и очень редко встречающемся балансе между смущением и доверием. Наверное, поэтому от сна осталось очень приятное послевкусие. В общем, пока мы изучали теоретическую и зрительную сторону вопроса, стало окончательно холодно и кончилось тем, что мы просто заснули, завернувшись в это одеяло и пытаясь исключить малейшую возможность проникновения в получившийся кокон холодного воздуха.

Уже засыпая - несмотря на взаимное согревание, в страшном дискомфорте из-за холода - я подумал, что надо было брать у того разбойника два одеяла, так как одного на двоих едва хватает. Тут кто-то включил свет. С учетом отсутствия в контейнере электричества это было вдвойне странно. Однако через десяток секунд я понял, в чем дело - это солнечный свет через щель в двери попал точно мне на физиономию, уже утро, оказывается я отрубился и проспал всю ночь. Пора выходить пасти свиней.

Еще через десять секунд я понимаю, что то, что я видел перед тем как заснуть (все предыдущее), был на самом деле только сон. Постепенно возвращаюсь в реальность: она уже завтракает чем-то купленным мной накануне, ей больше 20-ти, мне меньше 30-ти, мы живем вместе в двухкомнатной квартире в небольшом городе в центральной Европе, но все равно знаем друг друга не больше, чем в том сне - но не изучаем как в детстве, а скорее имеем привязанность, выражающуюся в периодах необременительного совместного проживания периодами от трех дней до месяца, и так уже долгое время.

Первое что я делаю, это рассказываю ей свой сон. Мы обсуждаем его и сходимся во мнении, что причина моего внезапного отруба была в том, что у меня был установлен драйвер "сна вдвоем", а холод вывел ситуацию в разряд "сна группой" (хотя в данном вырожденном случае группа состояла из двоих), и поскольку драйвер сна группой не был установлен, мы, заснув в контейнере, не видели снов, и отруб субъективно воспринимался, как пара секунд.

Несмотря на то, что у нас дома есть и ванная, и кровать, мыться и спать мы ходим в общественный центр, как это принято в данном городе и данной стране (область называется "Малафрена", как у Урсулы ле Гуин). Здесь люди снимают на ночь ванную комнату с кроватью, на пару принимают душ, а затем там же спят. Несмотря на очевидное подразумевание секса между этими двумя стадиями, мы обнаруживаем, что забыли дома какой-то драйвер, поэтому просто посмеялись и, непринужденно потрепавшись часок в кровати, заснули в расслабленных позах и с рассеянными улыбками. В этот момент снова кто-то включил свет.

Через десять секунд я возвращаюсь в реальность и понимаю, что уже утро, и я один в двуспальной кровати, а она решила меня не будить и пошла пока погулять в парк. Как ни странно, кровать не там, куда мы пришли вечером, а вполне дома. Может мы туда вчера не пошли, а это все приснилось?.. не помню... валяюсь пяток минут, встаю, из окна светит солнце впервые за последний месяц. Решаю пока сходить на работу, еду пару километров на велике по весенне-выглядящей дороге в исследовательский центр в Гейдельберге. Приезжаю, сажусь за компьютер, пишу ей это письмо. Здесь и сейчас. Где-то незаметно произошел переход к реальности. 2006 Feb 13, Heidelberg, DKFZ.

Пролетая над гнездом невозврата...

Обстановка в психушке напоминала совок в своих худших проявлениях, разбавленный тиранией со стороны старожилов и персонала. Шаг влево, шаг вправо - наказание, тотальное доносительство, "уровни лояльности" для пациентов. При этом существовал черный рынок, блатные, взяточничество, жополизательство и другие способы существования в обход системы, характерные для развитого социализма. Меня, как новенького, пытались отыметь все: от санитаров до вчерашних новеньких - как в ментальном плане, так и в смысле рукоприкладства. Причем невозможно было понять, кто их них действительно сумасшедшие, а кто просто прикидывается, чтобы "не отсвечивать". Неделя субъективного времени была занята анализом возможностей побега, изучением обстановки, налаживанием контактов и попыткой не сдохнуть от отвратительной пищи по расписанию. Я предложил одному из "дедов" скооперироваться и сбежать, апеллируя на то, что мои мозги еще не отравлены лекарствами. Однако потом постоянно возникала проблема, кому можно рассказать и привлечь на свою сторону, а кому нет. Я постоянно перестраховывался и считал стукачами вполне хороших людей, что осложнялось тем, что больше половины пациентов были моими знакомыми - одноклассниками, коллегами по работе и т.д. Не было никакой возможности определить, остались ли они теми же людьми, которых я знал, или их мозги уже перековали, и теперь они по другую сторону баррикад.

Как-то ночью мы с дедом пролезли под камерой и построили в лесу плот в расчете воспользоваться им впоследствии (хотя речка была по щиколотку и шириной в метр). Интересен был момент выбора под утро. Удрать на плоту очень хотелось, но времени до начала активной жизни психушки оставалось всего полчаса. Логика говорила, что лучше спрятать плот под мостом до более удобного момента и тихо вернуться в камеру. Но в этом случае, может быть, больше вообще не удастся выбраться.

Недели через две меня вызвали в грузовой гараж "менять мослы". Оказалось, что это не "менять масло", а "менять мосты" у грузовиков:). Водитель грузовика объяснил то, что он затребовал именно меня, моим автомобильным бредом в день, когда меня привезли. На деле, ему просто нужно было место без посторонних ушей, чтобы предложить мне побег под кузовом грузовика, за определенную мзду разумеется. Шофер не был уверен, что я его не сдам, а я не был уверен, что это не очередная проверка лояльности. Он выбрал меня, так как знал, что первые две недели - самые тяжелые, свихиваются в том числе и те, кто прибыл здоровым. Поэтому у тех, кто пробыл две недели назад можно запросить максимальную сумму за содействие. Проезжая через ворота, я успел заметить в просвет между частями рамы, что снаружи территория обнесена колючкой, а на серокирпичной стене здания выложено красными кирпичами: 1984.

My lands

Как-то мне было предложено ответить на небольшой тест в прикольном исполнении. Тестируемому предлагалось представить себя в окружении, определяемом несколькими заданными темами, и попытаться об этом рассказать. Я ответил, не ожидая извлечь из теста какую-либо реальную информацию, однако услышав полушуточную интерпретацию, поразился, насколько хорошо она совпала с моими представлениями об отражении "своей" действительности. Впоследствии я переработал тест и "заказал" у Антарес картину:). темы: дорога(->жизнь)-лес(->общество)-ключ(->любовь)-водоем(->секс)-здание(->семья)-преграда(->смерть).
Lands

Взгляд на уходящую дорогу, как если бы зритель стоял на правой обочине. Из дорожного покрытия выпирают камешки, разметка на дороге полустерта, на обочине - сухая пыль и в ней смятые алюминиевые банки с выцветшим рисунком, высушенный солнцем мусор, редкая трава, обрывки полиэтиленовых оберток. Судя по состоянию дороги, по ней не ездили лет сто. Периодически встречаются дорожные знаки, изображение на них разобрать нельзя. В паре километров впереди - полуразвалившийся город с разрушенными технологическими конструкциями. Переплетения металлических опор, осыпающиеся перекрытия многоярусных развязок, частично обрушившаяся каменная стена. Открытые металлические ворота, кирпичи разбросаны по полю, ближе к городу их больше. Поле - все пространство, не занятое дорогой, растрескавшаяся земля с периодической низкорослой растительностью без листьев, пыль. Кадр - вертикальный, линия горизонта - на четверть от нижнего края. На левой обочине - раскидистое дерево высотой с четырехэтажный дом, почти вровень с точкой наблюдения, метра через три на обочине разбитый автомобиль без стекол, колеса спущены, кузов ржавый и покореженный, через него прорастает другое дерево. На правой стороне дороги, метрах в шести от точки наблюдения стоит блестящая спортивная машина, кормой к зрителю, правыми колесами на обочине, левыми на дороге. Хорошо виден протектор шин и блики на кузове и стеклах. Между ней и зрителем на дороге сидит длинноволосый парень в джинсах и футболке, смотрит на разбитую машину. Солнце за краем облака. Через небо может что-нибудь просвечивать, например, лицо. В первом приближении так:)

Это - не идеальное место. Оно просто ТАКОЕ - чтобы быть похожим на жизнь, а не на картину на стене - достаточно красивое, достаточно странное, достаточно противоречивое. Наличие только ОДНОГО человека - обязательно, это место доступно только для него. Предположительно, ОН может выбраться оттуда обратно, но только на своей новой машине, на которой приехал, а старую так или иначе должен оставить там. Возможно, она - его первая. А все место - лучшее, что было в его прошлом, только в состоянии упадка.

Это был взгляд на альтернативную реальность, картинка для замены того, что видишь сам, когда закрываешь глаза. Здесь и сейчас - тропинка, грязная, мокрая, периодически исчезающая в жухлой траве вперемешку с мокрой травой этого года, по бокам бумажные обрывки, рваные полиэтиленовые пакеты, ржавые остатки машин, битые изоляторы, какие-то исковерканные железки. Вокруг - кустарник чуть выше человеческого роста, черные мокрые ветки мешают пройти; заболоченные поляны, заросшие осокой и забросанные следами человеческой деятельности, людей и строений не видно. Сентябрь, день, влажность сто процентов, однородное серое небо без малейшего просвета, низкая облачность, моросящий дождь.

Бреду, конструирую другую реальность. Утоптанная тропинка метра полтора шириной, заваленная шуршащими листьями. Сухой облетевший лес, высокие деревья, свет не загораживают. Большая часть листьев лежит на земле, коричневые или серые, снега нет, лужи замерзшие. Первые заморозки, день, серое небо с редкими солнечными просветами, полное отсутствие ярких красок. На дороге валяется стилизованный ключ из прозрачного материала, похожего на стекло. Поднял, повертел в руках, рассматривая блики на гранях, подумал "красивая штуковина, возьму с собой", затем предположил, что, может быть, кто-то его здесь потерял или кто-то сможет им что-то открыть, а мне он все равно ни к чему, повесил на ветку, пошел дальше. Метров через сто повернул обратно с мыслью "да здесь еще лет десять никто не пройдет", взял ключ.

Возвращаемся в реал. Это даже не ключ, а пятно ржавчины в форме ключа, отпечатавшееся на мокром листе у дороги.

Лесное озеро, черная стоячая вода, дна не видно, в воде плавают зеленые и тускло-желтые листья. Берега мокрые, трава спускается к самой воде, по берегу раскиданы ветки, листья и обломки деревьев. Ветер. Минут десять сижу на берегу, глядя на поверхность воды. За водоемом - полуразвалившийся каменный дом, большинство окон цело, дверь отсутствует. Дорожки вокруг - совершенно заросшие, от ограды остались едва заметные в траве остатки. Зашел в дверной проем, думая, что там может быть что-то интересное. Увидев, что исследовать нечего, прошел сквозь этот дом, вышел с другой стороны через другой такой же проем. Внутри - практически ничего, обломки ржавых труб, старые серые доски. В одной из комнат обрушился потолок и часть стены, и пришлось перебираться через груду расползшейся штукатурки и заплесневелого кирпича. Конец лета, день, мокро, однородное серое небо.

Проходя сквозь строение, думал о высоченной башне из металла и тонированного стекла. Несколько полированных металлических дверей, вокруг подстриженная трава и гладкие асфальтовые дорожки. В голову пришла дурацкая мысль: "А может быть, мой ключ подойдет к одной из этих дверей?". Попробовал. Оказалось, что не только не подойдет, но даже и вставлять его некуда - ни в одной двери нет скважины. Несмотря на большой интерес, попасть внутрь здания так и не удалось. После получаса попыток пошел дальше, пожалев, что нет с собой камеры. Это тоже конец лета, сухо, тепло, часов семь вечера, редкие облака, подсвеченные солнцем. Почти сразу за башней лес внезапно кончается, ограниченный асфальтовой дорогой. Вдоль другой стороны дороги насколько хватает глаз тянется металлический сетчатый забор с колючей проволокой поверху. Блестящие опоры в прекрасном состоянии, с предупреждениями о высоком напряжении на колючке. Высота забора - метра четыре. Почти безоблачное небо, закат. Все видно, только непонятно, как туда попасть. Место за забором напоминает мои детские представления о совершенстве: гладкие асфальтовые дороги с безупречной разметкой, технологические строения, неподвижный радар, аэродромное светотехническое оборудование, припаркованные военные машины, вертолет, закрытый брезентом. В целом похоже на неиспользуемую военную базу, которая, тем не менее, поддерживается в идеальном порядке. Дальше идти некуда - если по дороге, то на сотни километров будет все то же самое. Как попасть за ограду - непонятно. Остается только стоять, вцепившись в нее руками, и смотреть на закат.

Последняя глава (1999)

Он в который раз подошел к окну в своем офисе в острие устремленной в небо стеклянной башни в самом центре искусственно созданной Страны Чудес. С каких-то пор его охватывало мрачное предчувствие, когда он смотрел отсюда на ажурные переплетения технологических конструкций, теряющиеся в облаках. Она была где-то внизу, в одной из десятков тысяч комнат, составлявших раскинувшийся от горизонта до горизонта исследовательский центр.

Теперь ему казалось, что оставлять бэкдор в состоянии незаблокированного доступа извне было безумием, даже на несколько минут. С другой стороны, зачем нужно это великолепие, если не удается навести порядок в собственных мозгах? Он в любом случае не собирался устраивать "локальный конец света", как они это называли, обсуждая идею наедине, просто это, возможно, был единственный способ убедить ее в том, что он - действительно тот, за кого она принимала его в начале. Вспоминая прошедшие два года, он думал, что может быть, вообще вся затея с Центром потеряла смысл, когда они познакомились.

Сможет ли она правильно воспользоваться передатчиком? Догадается ли не звонить ему сейчас? То, что он говорил ей про активацию системы недели две назад, казалось естественным в предположении, что аппарат, так же как и его рассудок, всегда будет при нем. В любом случае все выяснится в течение двух минут. Он успокоился, подумав, что все равно ничего не успеет сделать за это время, даже если примет решение действовать. В его голове пронеслась мысль, что, дав жизнь несметному множеству сложнейших электронных устройств, некоторые их которых превосходили большинство работающих здесь людей по уровню нравственного развития, он так и не создал простейшее устройство на трех микросхемах, определяющее местоположение передатчика.

Она вышла на улицу. Были первые заморозки, единственный ясный день, прорезавший брешь в серой пелене, скрывавшей все в течение последних полутора месяцев. По безукоризненно гладкому асфальту дорожки кружилось несколько сухих листьев. Она подумала: "Откуда здесь листья?". Можно было исследовать этот вопрос часами, лишь бы только не возвращаться к мысли об аппарате в ее руке. Она присела на корточки. Свернувшийся кленовый лист был весь покрыт искрящимися звездами инея. В царстве бетона, стали, стекла и еще бог знает каких материалов, где на километры вокруг не было ни одного дерева, это будет прекрасным подарком, по крайней мере, для него. Она взяла листик и набрала номер. На минус пятом этаже, среди хитросплетения электронных схем, сборки замедлителей сдвинулись в своих гнездах.

Стоя на тридцатиметровом пятачке тепла, отгороженного панорамным стеклом от ледяного ветра, он вспоминал, что когда увидел ее в первый раз, первой его мыслью была "конец моей работе". Еще два года назад он понимал, чем это, скорее всего, кончится, и даже неоднократно говорил ей об этом, но никогда не хватало сил довести разговор до конца. У него больше не было сил принимать решения, он просто смотрел на экран приемника. В глубине подземных лабиринтов Центра, в недрах субстанции Е414 нейтроны расщепляли новые ядра.

Вдруг они увидели друг друга: он, опершийся на край стола, она с листом и передатчиком в руке. "Привет...", "Неужели телепатия возможна только в состоянии нервного припадка?", "Я хотел показать тебе мой новый самолет", "Надеюсь это не..."

Они не успели додумать эту мысль, они просто распались на атомы. Мгновением позже девяносто квадратных километров Центра взметнулись атомным смерчем.

Новый взгляд на Измайловский парк и оправдание жизни дикарем

Я предложил проводить подругу до метро и уже в процессе выяснил, что она совсем не похожа на себя, к тому же еще и беременна, а в руке у нее тяжеленный ящик с автозапчастями, который мне пришлось нести. Для сокращения пути решили срезать через Измайловский парк. Если верить навигатору, то получалось, что топать - километров двадцать. Когда подошли к парку, оказалось, что он полон исполинских деревьев, растущих каждое на своем мини-островке, а между островками - протоки глубиной по колено. Через некоторые были перекинуты доски, но большинство приходилось перепрыгивать. Один раз вместо широкой протоки попалась извилистая асфальтовая дорога, по которой машины попадали, видимо, к метро. Более того, когда мы ее переходили, мимо пронесся кортеж лимузинов 60-х годов с мигалками и надписью "арабские эмираты". Похоже, расположение островков должно было вводить путников в заблуждение, чтобы они не попали на расположенную в парке территорию, являющуюся чем-то среднем между фешенебельной гостиницей, конференц-центром и частными VIP-покоями. Тем не менее, мы туда попали, причем благодаря микроскопическому лейблу King c изнанки моей куртки, меня приняли за арабского принца, которого они как раз ждали. Проводили в роскошные апартаменты и выдали карточку, чтобы помочь автоматическим стражникам идентифицировать меня на входе. Параллельно со мной по коридору шла студентка с карточкой другого цвета. Спросив ее, чем отличаются карточки разных цветов, я узнал, что моя - черно-серебристая - дает максимальный уровень привилегий, а ее - оранжевая предназначена для свиты. Дальнейший разговор выявил, что свита состоит на 90% из студентов, живет в точно таких же номерах и получает точно такую же еду, только мне ее приносит в номер персональный официант, а они едят ее в столовой. Подруга и ящик с запчастями, тем временем, влипли в какую-то дворцовую интригу, в которой мне было поручено разбрасывать шарики непонятного назначения по коридорам, причем так, чтобы они непременно закатывались в вентиляционные отверстия. Но самое удивительное произошло с карточкой, когда я случайно обронил ее на один из островков в парке. Сначала она приобрела окраску, повторяющую землю и листья под ней, затем пошла дырами и через минуту полностью исчезла.

Я знал, что смогу прожить дикарем в этом парке хоть десять лет, и ужасно хотелось плюнуть на все текущие места работы и попробовать. Остановило даже не то, что через десять или сколько-то еще лет будет не к чему вернуться, а то, что в таком случае получится, что все приобретенные мной специальные знания были приобретены зря, а получением образования и научной работой в предшествующую половину жизни я занимался, чтобы потом забивать микроскопом гвозди. Видимо, просмотренный накануне фильм "В диких условиях" спровоцировал это рассуждение:). Сон в целом получился яркий, но такой же бессмысленный, как и фильм, где богатый американец всех бросает и отправляется в тайгу жить дикарем. И даже деньги сжег, засранец зажравшийся... Если бы он не сдох через год (как и большинство остальных лохов, пытающихся жить в тайге), а вернулся, научившись чему-то, не говоря уже о том, чтобы по делу применить ресурсы, потраченные предками на его образование, то можно было бы сказать, что в фильме есть хоть какая-то суть. Ладно, хрен с фильмом! На следующую ночь мне было показано, зачем оставаться в парке хоть на десять лет, хоть на сто. Я опять встретил "недопетую песню" - женщину с корабля возвращенных потерь ("Второй шанс"). В отличие от ситуации на корабле, ей было столько же лет, сколько и мне, т.е. положению, существующему в реальной жизни, ничего не противоречило. Она решила показать мне некий трюк, который освоила за те десять лет, что мы не виделись. Для этого нужно было только сесть на землю под одним из мега-деревьев, взять ее за руку и закрыть глаза. Сделав это, мое сознание оказалось в таком плотном и энергетически-насыщенном облаке любви, что наутро я нашел-таки время, чтобы написать про сон, чего не случалось несколько лет. Но тут оказалось, что мои вербальные возможности даже в очень грубом приближении не годятся для того, чтобы передать ощущение бесконечно длящегося ментального оргазма, в котором мой мозг пребывал весь остаток утра до полного пробуждения и возвращения в реальность. За несколько лет молчания мне многое хотелось рассказать о внутренних процессах, лежащих в основе снов, но нехватка времени, ненаписанные статьи, неразобранные моторы, невыгулянные подруги и ненакормленные коты не позволяли потратить день на псевдотворчество. Или точнее, мыследрочерство:).

Наше будущее?:)

Системообразующее отличие мира, где я провел последнюю ночь - существование запредельно продвинутого научного учреждения Cyberdyne (привет терминаторам:)), обладающего правами государства. В основном оно специализировалось на исследованиях в области молекулярной биологии и генной инженерии и имело филиалы во всех точках земли. Остатки одного из таких филиалов находятся на границе моего микрорайона в Москве. Судя по всему, там, в плане эксперимента, выращивали сверхлюдей, но точно никто не знает, так как прошло уже больше десяти лет, как империя пришла в упадок не без помощи агрессивно настроенного населения - люди опасались конкуренции со стороны андроидов с их более совершенными телами и физическими возможностями.

Заодно с разрушением научных центров Cyberdyne на Земле была похерена вся наука вообще и в настоящее время люди существуют в полуфеодальном обществе, продвинутом оставшимися от прошлого столетия благами до уровня начала 20-го века. Конкретно в Москве постоянные мелкие вооруженные конфликты удалось свести к минимуму только в последние годы - усилиями нового президента Московии :), кроме всего прочего провозгласившего с трибуны, что полицейские силы окончательно расправились с последними очагами Cyberdyne.

Тем не менее, когда жизнь стала налаживаться, все больше искателей приключений стали отправляться за ними на заброшенные территории бывших научных центров. И все больше из них стали находить следы того, что там кто-то живет еще с тех времен, и даже продолжает эксперименты. Общество снова заволновалось.

Много лет назад, когда я был еще школьником, я попал в программу отбора талантливых детей для работы в Cyberdyne и мне предложили сделать там курсовую. Смутно вспоминаю, что моей задачей была модификация генома конкретной пары половых клеток с тем, чтобы придать будущему человеку какое-то новое свойство. Работу забраковали, так как я случайно вставил туда биологический триггер, срабатывающий в возрасте около 25 лет, в результате чего человек должен был постепенно умереть от нарушения кроветворения. Эту ошибку я осознал, только когда ребенок уже родился, дальнейшая его судьба была мне неизвестна.

А сейчас у меня роман с художницей из Питера, она приехала ко мне на неделю, чтобы побродить по развалинам нашего филиала. Вся надземная часть разрушена до состояния руин, но под землей осталось много полусохранившихся лабораторий, кабинетов, коридоров, компьютеров и прочего. И постоянно попадаются запертые железные двери. Так вот, в процессе разговоров выясняется, что она и есть тот ребенок, с созданием которого я облажался во времена, предшествовавшие упадку. В настоящее время ей 20 лет.

Поскольку моя специальность - "скрещиватель сельхозкультур для массового биопроизводства";), я верю, что если удастся добраться до информации и оборудования, которое возможно сохранилось в нашем филиале, то я смогу исправить свою ошибку за оставшиеся пять лет. И таким образом тоже становлюсь одним из упомянутых "искателей приключений".

Проходя по одному из заросших корявыми деревьями коридоров, я вижу группу подростков, которые развлекаются хождением по туго натянутой на высоте метра веревке. Просто шел мимо и бросил невзначай "а на руках слабо?". И тут девчонка, которая была на веревке в этот момент, делает сальто в воздухе, приземляется на веревку на руки и продолжает идти по ней вверх ногами, как ни в чем не бывало.

Не буду описывать длительный процесс установления дружбы с андроидами - он занял несколько дней субъективного времени сна - а сразу перейду к результату - вместе со своей обреченной подругой я оказался в самом центре этого общества. Поскольку снова начали назревать полицейские действия и атаки толпы, положение в районе стало напоминать Ирландию в самые бурные годы, а мы, соответственно, сформировали группу боевиков. Причем в ней оказались все мои сокурсники из института и коллеги из лаборатории (из реальной жизни).

После многодневных боев с обоюдными потерями нам удалось захватить вокзал и забаррикадироваться там. К этому моменту нехватка людей была настолько острой, что даже пятилетние были заняты - например, ловили летящие внутрь гранаты и выбрасывали их обратно в окно. В какой-то момент я обнаружил, что полиция почти прорвалась внутрь и стреляет в нас шариками для пейнтбола. На мой недоуменный взгляд один из полицейских прокричал "хватит больше жертв, нас уже это все достало". По-видимому, шарики - это была самодеятельность на уровне комбатов, которым годами приходилось вести бои на забытых территориях с теми, кто никак себя не проявлял где-либо еще, кроме зоны боевых действий. В ответ я направил на него винтовку и сказал, чтобы выметался вместе со своим отрядом и оставил нас в покое, так как у меня пули - настоящие. На следующем обсуждении меня сделали командиром отряда.

Я проспал 11 часов. Не знаю, удастся ли мне отразить другие нападения, расшифровать данные с неповрежденных дисков и запустить лабораторию. Возможно, ответ будет в следующей серии - сегодня ночью. Или через год:).

Nightmares

Я помню, как тоже перепугался непонятно чего со страшной силой, причем уже в довольно большом возрасте. Лежал в квартире со сломанной ногой около 3-х месяцев и все боялся, что придет какой-нибудь мент и обнаружит меня там. Меня угораздило подхватить ангину, не выходя из дома, заглючило на тему высокой температуры, огромных чисел и падающих стен, и я решил дойти до ванны выпить воды. Было темно, но тянуться до выключателя на костылях - не очень удобно, поэтому пошел на ощупь. Когда я зашел, но еще не включил свет, смеситель по непонятной причине отвалился от стены и рухнул в ванну с жутким грохотом. Тогда я понял, что значит "душа ушла в пятки". Видимо, перемещаясь туда, она нарушила общую балансировку, в результате чего я свалился и в довершение разбил губу о порог ванной комнаты. Когда я немного отошел, матерщина поднялась такая, что пришла соседка (в три часа ночи) отпаивать меня чаем. Кончилось тем, что вместо чая 13-летний пацан и 35-летняя тетка пили Хванчкару:).

Катабазис в микрокод терминатора

Гребень стены высотой метров пятнадцать. Сидим на какой-то покачивающейся глыбе, пьем пиво, смотрим на закат. Не знаю уж, зачем мы туда полезли, но разговоры наверху были просто апофеозом подросткового пафоса, притом, что два циника, даром что пьяные, это прекрасно понимали: "а вот и закат нашей жизни («бля в натуре» опускаем)" - "интересно, сколько окурок будет вниз лететь" - "засекай" -"пошел" - "три секунды и двенадцать сотых" - "мы будем примерно столько же лететь" - "только удар будет более глухим" - "они, наверное, придут на могилу" - "а представляешь, если жив останешься, будешь там корчиться еще часов пять" - "да, пожалуй, не круто" - "о черт, аккуратнее, пока мы отсюда не свалились" - "давай что ли напишем прощальное письмо вон на той стене" - "а баллончик есть?" - "а как же!" - "пошли, заодно сфотографируемся там".

Увы, алкоголя в крови оказалось слишком много. Но узнал я об этом только через месяц, в лаборатории, где мое интеллектуальное и эмоциональное состояние, а также знания и память на момент, когда я делал последнюю резервную копию, залили в заранее подготовленного клона. Хорошо, что последний бакап был сделан не так давно, и я потерял только три месяца жизни. Интересно, у клона были СВОИ воспоминания или его содержали как овощ в питательном растворе? Хотя я и пользовался возможностью восстанавливать душу из резервных копий в случае смерти, при жизни мне никогда это делать не доводилось – на другие планеты я не путешествую, да и на Земле никуда не тороплюсь. Просто не могу смириться с мыслью, что при телепортации после успешной передачи только что сделанной копии по электронным каналам связи и ее загрузке в нового биологического носителя на том конце, старый бионоситель уничтожается. Прохожу самотестирование. Похоже, ничего не изменилось. Блок ввода-вывода, основное логическое устройство и математический сопроцессор пока вроде бы работают. Память и блок удовольствия частично закорочены друг на друга, как и раньше. Но пытаться расцепить – себе дороже, это как одна операционка, установленная поверх другой – тронешь одну, упадут обе. В анализаторе трансакций часть цепей проросло через чип долговременной памяти. Преобразователь сигналов внешних датчиков частично утратил разрешающую способность из-за непомерного потребления алкоголя и длительной работы во внештатном режиме. Генератор трансакций исправен, на этот раз снова пронесло. За него я обычно боюсь больше всего, так как он работает нестабильно из-за нехватки питания. По той же причине преобразователь реальности периодически зависает, что вызывает необходимость сброса системы. За прошедшую половину временного ресурса своего первого бионосителя (который не дожил и до одной десятой, если уж на то пошло) я столкнулся со всеми видами сброса: с отключением питания, с последующим включением и самотестированием; с «синим экраном смерти" с сообщением, в какую клинику обратиться, и какие данные сообщить; с физическим сбросом носителя программы с необходимой высоты - чтобы не создавал больше проблем (потом вешается на стенку или показывается детям: "смотрите, какое оно внутри").

Из-за ошибки в программе (то ли в ДНК изначально, то ли при какой-то передаче вкрались помехи, теперь не узнаешь уже) происходит утечка энергии на внешние вычислительные кластеры. Блок ответственности сильно греется из-за переполнения выходного буфера. Канал высокоскоростного обмена данными работает превосходно. А вот и баг! Блок ограничения трафика... Не проходит тестирование и отключается по таймауту. То есть глобальная дверь всегда открыта.

В программе есть место, открывающее окно в небо – за первые двадцать лет я его не нашел, а потом плюнул на это. Ошибка в процессе взлома когда-то привела к тому, что вместо него открылся люк черт знает куда. Любое устройство потребляет энергию. При ее недостатке случается выпадение ячеек локальной памяти устройства, и если в этих ячейках находятся данные, используемые программой в данный момент, или, что еще хуже, код самой программы, то она начинает работать непредсказуемо, обращаться к несуществующим ячейкам памяти, пытаться сохранить что-либо на физически отсутствующий носитель. В случае кода, выполняемого на процессоре преобразователя реальности, рассинхронизируется воздействие на реальность и оценка результатов воздействия (обратная связь). Ошибки образуют циклы, самый устойчивый из них - бесконечный. Системные сервисы не отвечают, происходит аварийный останов, срабатывает защитный механизм. А когда-нибудь раньше произойдет локальный перегрев, расплавление внутренних дорожек - ярче тысячи солнц, а затем темнота.

Но даже на финальной стадии катабазиса я не очень демонстративно сопротивляюсь стенам. Наверное, я боюсь, что опять сдвину микромеханизм, он повернется и освободит пружинку, она - другую пружинку посильнее, и так далее, в конце концов дойдет до главной пружины с витками толщиной в палец, которая, распрямившись, вышибет мне мозги, и на этот раз навсегда. Один раз попробовав, я стал весьма осторожен даже в разговорах, не говоря уже о внутренних "обращениях", в рамках которых получается балансировать между способностью мыслить и блокировкой частей того, что для этого необходимо. Что-то вроде того, что фраза "Когда этот чертов мир провалится, наконец, в ад?", произносимая, когда пиво дорожает на пять центов, подразумевает шанс, что после очередного "упоминания всуе" мир действительно провалится в ад. Пребывание в зоне теоретически возможного контакта являлось для сознания механизмом, который позволял держать себя в руках, чем-то вроде транзистора со снежинкой на затворе, снежинку сдуло - открылся транзистор - пошла лавина. Это было очень давно, сверкающая масса снега и видимость 40 километров. На склоне открытая калитка из решетчатых прутьев, в небе звонко-резкие слоистые облака, мороз и ультрафиолет резонируют, отражаются от скал, вибрируют в пустоте. Я запускаю планер, разбегаясь по склону, смотрю на солнце через набор крыла. Другой я, на 10 лет старше, смотрю на того мальчика, полупьяный от ощущения опасности нависших снежных карнизов. Еще один я смотрю на них, полумертвый от страха за обоих. Порыв ветра, сдвинулся невидимый пласт, огромная толща снега понеслась вниз и смела в бездну всех троих, и калитку, и планер.

Работа в Гейдельберге

...теперь пойти в другой ресторан, там может быть другая обстановка. Как правило, я планирую разговориться с каким-нибудь немцем в питейном заведении, но когда я прихожу, оказывается, что там одни пожилые семейные пары или самодостаточные феминистки, или совсем вдрызг пьяные мужчины-иммигранты, или семьи с детьми:-) в результате, потратив на мобильные разговоры раза в два больше, чем на еду-питье, я вместо того, чтобы идти домой и спать, еду на работу и там восполняю недостаток общения написанием на форумы, трепом по аське и т.д. Собственно, статус в icq я ставлю в "online" только в такие дни, так как обычно этот вид общения меня лишь раздражает, даже когда всего лишь по работе. Где-то к полуночи я начинаю понимать, что трезвею, и сейчас, то чем я занимаюсь уже несколько часов, покажется мне бессмысленным и/или безнадежным. Тогда либо иду спать, либо достаю припрятанную бутылку Fernet. И в любом случае, в такие дни я не превращаю кровать в поле боя с бессонницей, а, выбравшись и ванны, быстро засыпаю. Проснувшись на следующий день, принимаю решение целый день не работать, а страдать фигней типа апдейта homepage или разбора картинок и, занимаясь этим, думаю: "какого черта меня вчера туда понесло?", еще через сутки начинаю делать свою основную работу, увлекаюсь, и через 10 часов программирования понимаю, что если я сейчас же не закончу на сегодня, то вместо засыпания буду опять до семи утра прокручивать в голове то, чего не может быть. При этом, конечно, остается для завершения логического блока доделать всего-ничего. Но в этом всем-ничем выявляются ошибки, выясняется, что на одних машинах работает, а на других нет, и отладка затягивается. А бросить уже нельзя, как же, большой кусок весь в голове, не начинать еж завтра изучать его снова:-) в результате я добиваю программу к четырем утра, а на следующий день прихожу злой, невыспавшийся и на программирование смотреть не могу. Вместо работы начинает лезть в голову всякая ерунда вроде того, что расстояние между мной и единственно возможным и тупиком в конце дороги сократилось уже до такого значения, что не делать ничего - нельзя, а что делать - непонятно, так как любые действия приводят к страданиям людей. Поскольку от работы тошнит, я лезу в интернет, читаю всякие рассказы, изучаю мировую историю:-), смотрю картинки и пр. Конечно, за эти три часа - ни одного ответа на асечные, форумные или мэйл сообщения... тут мы логически подошли к мысли, что ну ее эту сеть, пойду на живых людей посмотрю, и поем заодно. Все, что в пределах 20 мин на велике - уже попробовано, но если чуть дальше... и теперь пойти в другой ресторан, там может быть другая... [здесь переходим к началу этой записи, и так до бесконечности].

29 фильмов

Начальнику Центра управления полетами в параллельную реальность
проф. дилириумологии Университета α-Центавра д.х.н. Инверснейд И.  
Докладная охранника приемной дочери науки, стр. 1.

Инструкция по трансплантации мышиных заднепроходных клеток в стволовые клетки человека содержала неточности кодировки, которые, наложившись на трудности перевода, привели к загрязнению коридоров Центра Земли радиоактивными отходами жизнедеятельности терминаторов, для питания которых были использованы полученные человеческие особи. Последующее расследование показало, что декодирование инструкции (на машине Энигма, выкраденной из Перл-Харбора рядовым Райаном) оказалось для ответственного экспериментатора крепким орешком, однако его гордость и предубеждение не позволили ему обратиться к вышестоящему начальству в лице д.х.н. Л. Флинта. В результате антикиллеры Т-лимфоцитов захватили контроль над матрицей сознания и превратили лабораторию в поле боя с мышиными жопами, которые внезапно обрели способность к мгновенной телепортации сквозь тонкую металлическую оболочку тайной комнаты. Меры, которые предпринимались последними оставшимися в живых самураями Нью-Йоркской службы времени на протяжении всей осени, не оказались достаточно эффективными для нейтрализации последствий катастрофы, несмотря на то, что их взвода были вооружены секретным оружием и волкодавами. Как следствие невыполнимости их миссии, в настоящее время общество столкнулось с участившимися фактами множественного выпадения пакетов с пивом (из оцепеневших полужопий трансгенных мышей). Также обращаю ваше внимание на то, что ослабленный контроль-брык за соблюдением догм привел к разгулу Чумбургундских ведьм в секретных комнатах синхрофазотронного Кольца Всевластия. I'll be back.

Использованные сокращения:
д.х.н. = дистиллер харизматических наук

Послание девочке из моего подсознания

Ослепительно пьяная бульдогоболонка Макбет, для которой чем больше риска, тем слаще ириска, идет, пошатываясь, по набережной Некар в направлении ресторана с пухлыми полуголыми девицами, витой бронзовой мебелью, и вампирскими официантами со свастиками на рукавах. Я еду за ней на велике, и одновременно на машине, сзади сидят ZV с женой, а навигатор говорит, что ехать надо туда, где, как я вижу, стоит знак "проезд запрещен". Я останавливаюсь перед знаком и прошу их разобраться, куда надо ехать, причем быстро, так как ко мне уже направляется полковник СС с полосатым жезлом в руке. Они отвечают, что это не есть решение, а надо покупать новую говорилку, и вообще отлынивают от обязанностей штурманов. Он подходит, я открываю окно и говорю, что с нами престарелая еврейка (это в Германии - как в Америке негр, обижать нельзя), он отвечает, что мы можем ехать. Заносит в темноте по снегу - так закатываюсь прямо в собор, который внутри весь пустой, никаких украшений и нет людей, только прорезь, куда монеты кидать, чтобы за свечки платить, и операционный стол, куда их потом ставить. У меня в кармане одна бумажка 100 евро. Наверное, если ТАК заплатить за свечку, то желание сбудется. Сунул в прорезь и загадал, чтобы моя жена нашла нового мужа-миллионера и была бы с ним счастлива в Сан-Франциско. Или в Антарктиде. Только собрался за тебя поставить, как понял, что больше нет денег. Следовательно, надо воспользоваться изначально нелегальной свечкой - в отличие от стандартных кругло-плоских, там было две высоких-тонких, как в русских церквях. Предполагалось, что их используют только для поджигания легальных. Украв одну из двух таких, я поставил ее прямо посередине пола, она вспыхнула со страшной силой, опалила мне волосы и прогорела полностью за 10 секунд. Вышел в дверь кабинки для исповеди, ржавой как калитка в Припяти, и пройдя через внутреннее пространство полуразрушенной подводной лодки времен войны, вижу в переднем отсеке пролом вверх, в небо, свисающие по его бокам жгуты проводов, простреленные алюминиевые детали конструкции. Через пролом видно, что уже день, хотя в собор я въехал поздно ночью, удивившись еще, что он открыт. Под проломом сидит женщина лет сорока, та самая, у которой я спрашивал дорогу в Будапеште, рядом на ящике с инструментами из моей машины - пятилетняя девочка, которая несчастна, потому что лодка неисправна. Женщина говорит мне, что она не даст мне выбраться обратно, пока я не отремонтирую дизель. Этот дизель пролежал на дне лет сорок, фактически от него остались одни обломки. Отвечаю, что мне бы их проблемы, дизель это не души людские ремонтировать! На недоуменный взгляд поясняю, что мне начинает, или уже начало, хотеться просто сделать кого угодно счастливым в данный момент, и так в каждый момент моей жизни, раз уж все равно нельзя сделать счастливыми конкретных людей и на длительное время. Причем это потенциально ведет к беспорядочным контактам, которые со временем превращаются в новые неразрешимые проблемы. Она отвечает, что знает место, где таких проблем никогда не будет, и показывает мне мою фотографию скамейки на месте бывшего старого замка HD. Беру инструменты, иду в машинное отделение, и тут до меня доходит, что мне придется изготавливать все недостающие запчасти вручную, на что уйдет лет десять - без тебя. Когда я вернусь в наш мир, у тебя уже будет другая жизнь.

Passing beauty of getting older and passing fear of going mad

Примерно половина субъективного времени ушло на формулировку следующей мысли (она появлялась по мере перехода от сна к бодрствованию и ускользала по мере перехода обратно): любви действительно стало больше. Даже в относительно мимолетных контактах появился некий глобальный смысл. То, что 15 лет назад казалось "романом" теперь воспринимается как "увлечение". Видимо тогда не хватало самопожертвования и чувства ответственности с обеих сторон:). А то, что происходит сейчас, вполне формально подходит под термин "увлечение", но при этом подразумевает большую фактическую глубину взаимодействия. Даже если это первая (или двадцать первая) и последняя (или предпоследняя и т.д.) встреча, о чем оба знают, хочется поделиться максимальным количеством участия, любви и заботы, пока еще такая есть возможность. С другой стороны, соответственно тоже; это ощущается и придает контактам красоту, которой раньше не было. Только теперь она, увеличившись в качестве, проигрывает в количестве - произведение осталось неизменным.

На этом горько-сладкая составляющая сна закончилась, и произошло следующее: выйдя из метро Новогиреево около часа ночи, я решил идти домой пешком, сделал буквально один шаг и оказался сразу на выходе из леса в сторону моего микрорайона. т.е. каким-то образом у меня случилось выпадение 30-40 минут памяти, так как я совершенно не помню, как я шел. Это был повод задуматься о своем психическом здоровье. Дальше - больше. На следующий день (живу при этом в общежитии в Германии) я рассказываю коллеге по видеофону вперемешку с обсуждением каких-то аудиокоммуникаций о том, что со мной вчера произошло, т.е. про этот случай с провалом в памяти. Он говорит: "а как ты мог быть вчера в Новогиреево, ты же в Германии?", и тут до меня доходит, что действительно не мог, т.е. дело даже хуже, чем провалы, а происходит натуральный глюк. Уже основательно дергаясь по поводу, не сбрендил ли я, решаю, что это был просто сон, о чем и сообщаю своему респонденту. Он соглашается, но говорит при этом, чтобы я все-таки обратился к врачу. Я разговариваю, лежа на кровати. В этот момент его рожа высовывается из экрана, а пасть растягивается до ушей. Так как я понимаю, что в реальности такого быть не может, я окончательно осознаю, что у меня сильно не в порядке с головой, что наводит на меня панический ужас, в результате которого я начинаю орать не своим голосом. При этом я знаю, что все слышно из коридора, и я веду себя как сумасшедший, но собственная неадекватность осознается только тогда, когда выражающие ее действия уже совершены или начали совершаться, и не остановишься. т.е. я в натуре свихнулся в ноль. С этой мыслью я вернулся в реал. На комнатном термометре было около сорока градусов (Пекин, лето, гостиница). Больше решил кондиционер на ночь не выключать:)

Princess and Grassberg

Я и сотрудники из лаборатории химии углеводов совершаем экспедицию по каким-то диким местам в районе просеки в деревню Пустынка Вологодской области (где я угробил свою машину), смещенной во времени на 300 лет назад. Перебираемся через залитые гудроном ямы, исковерканные рельсы и полосы бетонного крошева то на моем джипе, то на велосипедах, то на своих двоих; хотим остановиться у подножия замка, а также попросить у обитателей еды. От замка прибегает гонец и отдает мне письмо, в котором указано, что мне оказана великая честь, и проживающая там принцесса предлагает мне на ней жениться. Однако небольшое расследование с использованием чего-то вроде палантира (перемещения во времени и пространстве в качестве наблюдателя) показало, что принцесса 1) несовершеннолетняя 2) лишена наследства за распутное поведение 3) каждый день устраивает оргии с 13-летними мальчиками (причем палантир показал ее в кожаных сапогах на голое тело, которыми она стояла у кого-то на горле) 4) живет в замке одна, в смысле только с прислугой и детьми. Тем не менее, ей удалось получить доступ к запечатанным в склепе деньгам ее отца, совратив какого-то инженера, который переделал оборонительное гнездо на внешней стене замка в огромный стеклянный шар, обеспечивающий сверхъестественным образом доступ к деньгам (раз в день к небольшой по царским меркам сумме, но вполне достаточной для обеспечения жизни, полной плотских удовольствий).

На следующий день мы уже были внутри замка, так как по законам местности отказаться от приглашения было нельзя под страхом казни через газовую камеру. Там я разговорился с начальником охраны, и он рассказал, что этот стеклянный шар когда-то был стрелковой кабиной, снятой с Б-29, но вздорная юная госпожа распорядилась убрать оттуда пулеметы и поставить кровати. В соответствии со своей служебной ответственностью этот чел (Мэл Гибсон, кажется) жаловался на потерю оборонительной способности замка.

Через какое-то время принцесса поняла, что я не собираюсь на ней жениться, совершенно озверела и стала гоняться за мной по замку, периодически царапая короткими, но чрезвычайно острыми изогнутыми когтями. Так как царапины от когтей были все же не смертельны, она меня постепенно подводила к огромному чану с ядом, стоящему у крепостной стены изнутри, чтобы бросить меня туда целиком и заразить через царапины мучительной болезнью. Мне удалось убежать через полуподвальные рестораны в служебную комнату Гибсона. Убивать ее ради меня он отказался (служба, все-таки), но согласился подержать, чтобы я мог безопасно обстричь ей когти и сделать менее опасной. Кстати, примерно с середины действия, она была в точности Lucky, только в возрасте лет на 10 меньше, чем в реальности. Кончилось тем, что вся наша группа вместе с завлабом оказалось на площади в немецкой реинкарнации Амстердама - городе Grassberg [ :))) ], но все кофе-шопы были уже закрыты, а на улице по немецким законам курить траву нельзя. Что было чрезвычайно важной проблемой!

Под утро мне снились общественные сортиры, на которых вместо М-Ж было написано Б-С (брат-сестра), а рядом располагался предбанник комнаты в студенческом общежитии, в котором мне без слов протянули косяк. К чему бы это?

Ветер

Мне выделен маленький офис в углу небоскреба, на высоте примерно двадцати метров. Снаружи - низкие серые облака и жуткий ветер. Я общаюсь с остальным миром через подсеть Интернета, или Арпанета, или чего-то-там-нета. В доступном мне виртуальном пространстве есть девушка с модифицированным сознанием, которая ни с кем не общается, поскольку ей все равно осталось жить лишь несколько дней. Я знаю, что могу ей помочь с использованием программирования контроллера сознания, ответственного за синхронизацию потоков, но для этого нужно получить мануалы и справочную информацию из Москвы. Я звоню туда по мобильнику и пытаюсь выяснить необходимые для этого адреса и логины баз данных. Ветер достигает скорости 100 м/с, связь периодически пропадает, и разговор происходит на границе слышимости из-за атмосферных помех. При этом деньги на счету телефона катастрофически быстро кончаются, счетчик транслируется в часть моего мозга. За окном пролетают троллейбусы и искореженные помойные баки. В это же время виртуальное общество, возмущенное тем, что я пытался с ней общаться, атакует открытые порты моего сознания пакетами данных, рассчитанными на переполнение буфера ввода. Чтобы защитить целостность памяти и контроллера принятия решений, я выдергиваю шнур из сетевого разъема на стене. Импульс боли отдается в мозгу звоном лопнувшего металлического троса, небо фиолетовеет, а электромагнитная картина здания отпечатывается на сетчатке рентгеновским снимком. Ветер вырывает куски из обшивки небоскреба, обнажая внутренние коммуникации в наборных секциях, построенных из профилированных кромок, нервюр и лонжеронов.

Про войну

очередное запомнившееся. Меня соблазняла маленькая девочка лет 12-ти, для которой в этой игре было полно романтики. Потом выяснилось, что она двоюродная сестра одной из "системы". Я толком не мог понять, что надо сделать, чтобы ей стало "хорошо и спокойно", но в конце концов это все-таки удалось. Первый катарсис пришелся на момент осознания, что я сделал счастливым этого ребенка, хотя и на короткое время.

Я оставил ее, спонтанно переместившись во времени в 1942 год. Лето, закат, немцы в Москве, на подходе к ЦП (Царицынский парк, кирпичные развалины дворца). Должен скоро начаться бой, а я там - на вес золота, потому что компьютерщики очень нужны на войне, а в то время их не было. Оказывается только люди, способные думать на языке программирования, знают, куда поставить пулемет, чтобы он работал наиболее эффективно. В тот момент под эффективностью понималось следующее: надо поставить так, чтобы когда немцы займут гипертрофированно увеличенную thrash-комнату (среди этих руин есть одна из комнат, расписанная из баллончиков названиями трэш-групп), первая очередь создала гору трупов у выхода, и эта гора мешала бы выбраться остальным, пока их расстреливают. Я помогаю каким-то парням готовиться к обороне ЦП (при этом вокруг - красота такая, что отсутствие фотоаппарата отдается в мозгу физически. Руины, странные винтообразные деревья, тепло, светящаяся пыль в воздухе, садящееся солнце, офигительное по цветам небо), но со мной жена-еврейка, которую надо срочно эвакуировать в Омск, времени не хватает. Последнее, что я там делаю, это кричу: "администратор, у нас минометы есть?", имея в виду, что можно установить миномет за стеной, чтобы обстреливать наступающих из-за стены по навесной траектории. Он отвечает: "13 штук, в директории C:\WARCRAFT". Пока я возился с минометом, объясняя ему на языке перл-5, куда выбрасывать мины, над нами пролетел самолет, и я решил его тормознуть, чтобы подбросили в Сибирь мою жену.

В результате слишком резкого торможения небольшой реактивный LiarJet вошел в штопор, причем конечная точка этого штопора обещала быть прямо на месте нашей дислокации. Но нам повезло - он грохнулся во внезапно появившуюся автостоянку метрах в ста от нас. При этом звук удара был как от хрустальной вазы, разбивающейся о наковальню. Я пошел посмотреть, осталось ли от него что-нибудь, и увидел такую картину: части человеческих тел, разбросанные по автостоянке, точнее то, что воспринималось как эти части, выглядели в точности как нити сосисок (кишки), перевязанные веревочками, причем, чем ближе к эпицентру, тем сосиски становились меньше по размеру. А в самом эпицентре они были настолько мелкие, что все это напоминало кровавую блевоту, перемешанную с догорающими железками. К тому же, пока я был там, какой-то новый русский проехал на джипе прямо по этому месту, размазывая все по дороге.

Незаметно наступила ночь, и освещалось все это аэродромным прожектором, который мы с ZV установили несколько лет назад на гребне стены, чтобы, напиваясь под стеной в темноте, заранее видеть, когда подходят красивые девушки. Почему-то мне было особенно жалко этот прожектор, так как я хотел подарить его той маленькой девочке, но знал, что до начала боя не успею его снять, а после там вообще не останется ничего, кроме воронок.

Semivirtual mix

Я и Бел переправляемся через границу в Чехию, чтобы встретить там день рождения Christmas baby, причем визы напечатаны на стенках пивных банок изнутри. Не пропускают машину (к слову, это черный Запорожец). Для того, чтобы пересечь границу с машиной, нужно ее разобрать на детали, провезти все как запчасти, и в 50м от границы снова собрать, для чего там оборудована специальная площадка. Причем инструкция по сборке подгружается из Интернет, и чтобы это работало, надо собрать какую-то часть так, а затем создать аккаунт на таможне и через него подключаться. Деньги будут идти с сайта Химического Лицея. Когда уже почти всю машину собрали, звонит зам. директора лицея и говорит, что им пришел счет на 5 гигабайт, и она будет вынуждена отключить мою жену от кислорода и электропитания. Я говорю, что она не понимает что делает, а она не верит, думает, что это все виртуальные игры какие-то. Я при этом знаю, что кислород и питание - вполне реальные, жизненно необходимые.

Под утро была драка с наемным убийцей, в результате которой меня пристрелили, а потом мой труп еще посадили в тюрьму. Там тоже присутствовали запчасти, даром, что каменные - ими кто-то кому-то плющил башку. Став трупом, я мог ходить по улице только на Halloween, и в очередной Halloween обошел все наше местное поселение, оставляя на дверях записочки: "Продам лицензионный софт очень дешево, в том числе фотошоп - за 12 евро. Обращаться в ящик номер 27."

А днем мы снимали фильм c запоминающимся названием "Сеть начинается здесь. Серия I. Поглаживая головкой их задницы". Задумывалось как что-то про зону. Никогда не замечал за собой таких наклонностей:). Я там проецировал какой-то веб-форум на настоящую реальность, при этом ты сидела на крыше ржавого разваленного автомобиля метрах в трех от меня, находясь при этом где-то в визуально представленной сети. Вокруг бегала съемочная группа - а дальше вокруг - огромная пустыня, сплошь покрытая остатками машин. Тебя нужно было доставить в реал, потому что у тебя кончался лимит, установленный провайдером, но я не мог отвлечься от форума, так как я одновременно был скриптом этого форума и знал, что если я оставлю процесс выполнения на самотек хотя бы на секунду, все участники передерутся, и тогда придется заново переснимать этот кусок, а на это у тебя энергии точно не хватит.

...это в первом приближении. На самом деле реальное и виртуальное так переплелось и перекорежилось, что об этом фиг расскажешь - надо быть на моем месте. В целом весь день был какой-то рваный, с непонятными переходами одного к другому, ни с чем не связанными элементами (то же название, к примеру - оно больше нигде не фигурировало, кроме как в качестве названия).

No way

Субъективное время растянулось аж на 10 лет: много лет назад было самое начало глобальной любви, воспоминания о которой, по идее, должны была стать самым главным событием в моей последующей жизни, так как девушка была единственным человеком, который целиком и полностью зашкаливал мое восприятие и которого я оценивал как однозначный идеал, т.е. воплощение того, чем моя собственная душа мечтала быть (но конечно, не была). Кончилась тем, что она [объект] сказала мне, что нам нужно расстаться, и исчезла навсегда без объяснения причин. За последовавшие 5-10 лет я женился; много раз пытался проанализировать, в чем тогда было дело, возвращаясь к теме вместо снов по ночам, но безуспешно. Также много рассказывал об этом своей нынешней жене, она не ревновала, так как относилась к той девушке так же, как и я - для нее она тоже была кем-то сродни богу (они тогда были знакомы), и воспринималась ей, как единственный человек, который "круче" ее самой.

И вот мне неожиданно является сверхъестественная возможность вернуться назад и выяснить все, что хотел. Но вернуться можно только вместе с женой, т.е. если я захочу там остаться, она тоже останется в том времени, помолодев на 10 лет, но со всеми имеющимися сейчас переживаниями, чувствами, знаниями, привязанностями (как и я). В результате короткого расследования в прошлом выясняется, что родителями той сверх-девушки было предопределено выйти замуж за кого-то, и по ряду причин с этим нечего нельзя было сделать. Сама она при этом рассматривала данное действие как тюрьму и безнадегу. Единственная возможность помешать - это где-то за три месяца до ее исчезновения жениться на ней самому. Но тут возникает проблема - как это объяснить нынешней жене. Точнее, как объяснить понятно, непонятно, как сделать так, чтобы она от этого не страдала, так как все наше совместное прошлое за 10 лет в наших мозгах вернулось вместе с нами. С одной стороны она понимает, что у меня появилась возможность сделать счастливой самую лучшую (и на ее взгляд, и на мой) душу на земле, а также самому получить запредельное счастье, и если бы мы говорили об этом абстрактно, то она однозначно бы посоветовала так и сделать. С другой, абстрактные разговоры - это одно, а когда чудо случается в реале, это совсем не то. Проснулся с омерзительным ощущением безвыходной ситуации.

Второй шанс

Уже второй раз мне выпадает счастливый билетик на корабль возвращенных потерь. То ли это просто везение и немного интенции, как у Ремарка на корабль в штаты, то ли божественное вмешательство. Но так или иначе, у меня есть возможность провести две недели в круизе на корабле, где все подстроено высшей силой так, что если правильно Заметить и Отреагировать, то будет каждому из прибывших вечное счастье:). Или не вечное.

С собой разрешено взять 10 кг багажа. Пассажиры размещаются в отсеках наподобие плацкартных в поездах, так чтобы им волей-неволей пришлось общаться. Это, видимо, защита от тех, кто уже не хочет, или еще не может, или стесняется, как я. Причем, чтобы попасть в мужской туалет надо идти через женский отсек, и наоборот. Всего - около 1000 счастливчиков, исходная атмосфера - что-то вроде спортлагеря. Но мне как-то удалось надыбать отдельную каюту в торце коридора, причем размером с небольшую квартиру. Впрочем, это не так важно.

Ночью на корабле - всегда кромешная темнота. В ходу было следующее развлечение: когда кто-нибудь шел в туалет или обратно, с полок у стен выставляли руки, а идущий поднимал руку и последовательно соприкасался со всеми пожелавшими протянуть руку в темный проход. Естественно, друг друга не видели. Но все надеялись, что если будет ТОТ, то по полусекундному прикосновению они что-то поймут или сумеют что-то передать. Видимо, каждый считал, что он (или она) - единственный, кто ходит в туалет ради этого, а остальные ходят по нужде:).

Так вот, иду я как-то из туалета, естественно, рука "пистолетом". И тут - оно:). Я остановился и второй раз в жизни почувствовал сильный, глубокий, бесконечный поток (в обезличенном варианте первый раз был в реале - во время какой-то психологической игры для участников "лицейского братства", там тоже надо было касаться руками с закрытыми глазами. Перед этим группа специально натренированных психологов заряжала детей любовью к людям, причем одного из десяти зарядить удавалось). Постоял так секунд 20, сказал: "пойдем со мной". Как ни странно, она сразу согласилась, точнее просто переместилась со своей полки мне на руки.

В моей каюте была такая же кромешная темнота. Поначалу это имело беззвучно-эротический оттенок, по мере развития разговора акцент сместился на нечто более глобальное: где-то минут через 10 я начинаю понимать, что я знаю этого человека. А через 30 точно знаю - это главный объект из ка-тет (и из предыдущей записи), но ей 19, а не 22, как было, когда мы познакомились, и в ее жизни еще не было ничего плохого, что в реальности было в промежутке 19-22 и после (в том числе - меня). Но мне, как и в реале - 30, я знаю предысторию, и могу попробовать не сделать теперь тех ошибок, которые сделал, и знаю намного больше с точки зрения того, как сделать ее счастливой. А в моем представлении, если будет счастлива она, то будет счастлив весь мир:).

Я понимаю, что это и есть реализация моего билета на корабль. Говорю ей об этом, рассказываю часть ее возможной истории. Она понимает, хотя про меня раньше ничего не знала. За окном начинает светать. И тут возникает вопрос: когда путешествие закончится, что будет? Мой возраст на корабле не отличается от реального, а ее - на 10 лет меньше. Когда мы сойдем на берег, она повзрослеет сразу на 10 лет и снова станет человеком, у которого есть семья и ребенок, и которого я не могу найти? Если да, будет ли она помнить это путешествие? Если опять да, то получается только хуже... Или она просто перенесется из того времени в это? Или я перенесусь назад? Если да, то что станет с моей женой и другими контактами в этом времени? Или они тоже перенесутся на 10 лет назад? Будут ли они любить ТУ? Или возможно, кто-то считает, что может быть иначе? Я проснулся, так и не получив ответа на эти вопросы. Но все-таки, это был один из самых счастливых снов за всю жизнь:)

Побег из Шоушенка: все-таки happy end (нас не догнали)

Началось все довольно плохо: во время покатушек с девушкой на внедорожнике по очередным грязевым ваннам мы перепутали дорогу и попали на какую-то территорию, где за нами сразу закрылись ворота, и подвалило множество вооруженных людей. Первый день мы были обычными рабами на этапе распределения по производству, однако на второй выяснилось, что этим людям известно, что я работаю (теперь уже работаЛ) в ОКБ по проектированию стратегических бомбардировщиков в должности главного инженера, и попались мы не случайно, а в результате целенаправленной охоты. Или я просто оказался на редкость удачным уловом, но так или иначе, меня распределили в барак, где я на пару с другим таким же пленным инженером должен был проектировать и реализовывать тюнинг моторов жигулей экстра-класса, предназначенных для автогонок, в которых участвуют исключительно шейхи и нефтяные магнаты. Сами автомобили были красивы, и даже окрашены краской, меняющей цвет в зависимости от времени дня. Кроме станков и оборудования в бараке жило двадцать обдолбанных героином шестерок, данных нам в помощники (наркота при этом генерировалась, не отходя от кассы - в подсобном помещении работали специально модифицированные лабораторные мыши, которые, крутясь в колесе, испражнялись чистым героином). Мою подругу поселили там же, но в намного худших условиях. Как я понял, она им нужна была только для того, чтобы контролировать меня (это была не просто подруга).

То, что ее там держали из-за меня, а также тот факт, что все мероприятие имело невольнический характер, постоянно заставляло меня думать о побеге, хотя через неделю у меня установились относительно дружеские отношения не только с другими работниками, но и с надзирателями разных рангов, вплоть до генералов, с которыми было реально интересно трепаться. А им - со мной, так как до этого в основном в их сети попадались одни полуграмотные гастарбайтеры с печатями вырождения на лицах. Пользуясь случаем, я решился на блеф, и во время очередной прогулки-беседы с надсмотрщиком (он был, в общем-то, неплохой парень, просто выполнял свою малоприятную работу) я попросил передать главному начальнику, что я вчера неспроста просил о прогулке в определенное время. Это было время прохода над нами разведывательного спутника ФСБ, электроника которого автоматически посылает сигнал на землю при распознавании определенных образов на местности. Так как я раньше программировал этот спутник, мне были знакомы секретные образы, и я лег на землю, изображая телом один из этих символов. Стало быть, теперь моя прежняя крыша знает, где находится их ценный кадр, и если со мной сейчас же не договориться по хорошему (отпустить девчонку), они завтра пришлют штурмовики и разбомбят здесь все к чертовой матери.

Блеф не удался - начальник не поверил, а в качестве наказания пригрозил завтра отыметь мою подругу силами двадцати нарков. С этого момента выхода не оставалось - надо было сваливать вдвоем любым возможным способом. Сам по себе побег (с девушкой, засунутой в рюкзак) сильно смахивал на голливудские боевики - с применением угона заряженного автотранспорта, прошибания им стен, киношными взрывами и т.д. Более интересна его завершающая фаза - спуск на пятых точках с трехкилометровой заснеженной горы невероятной красоты и попадание в расщелину на финальном этапе.

Дно расщелины оказалось заасфальтированной крышей лаборатории по приданию растениям нужных свойств, необходимых для развертывания системы самоорганизующейся сети ПРО биосферного базирования, причем с возможностью перераспределения свойств между отдельными деревьями-узлами сети в реальном времени. Прямо на крыше высились заросли ирисов гигантских размеров, через их полутораметровые лепестки горное солнце выглядело как увеличенная экзотическая звезда с искаженной линзой ультрафиолетовой короны. Бродя между ирисовыми деревьями, мы периодически натыкались на решетчатые люки, сквозь которые были видны скелеты с протянутыми руками, завалы заплесневелой готической атрибутики, кишащие паразитами драконы, приспособления для пыток и прочая хрень садомазофэнтезийного характера. Как потом выяснилось, это было хобби одного из сотрудников лаборатории - делать такие штуки из пластика и красить их столь натурально, что при взгляде через люк все выглядело по-настоящему.

Для нас эта замечательная крыша была всего лишь перевалочным пунктом, но тем не менее, я там схватил дозу божественного излучения и вскоре открыл в себе новое свойство - стоило мне о чем-то подумать, материальный мир менялся, адаптируясь к моим мыслям. Это было похоже на выполнение любых желаний, но независимо от меня (в том числе тогда, когда мысль не является сознательно выраженным желанием) и не в точности, как я думаю, а в преломлении через призму некоего извращенного божественного понимания, которое иногда давало противоположные результаты. Обнаружил я это так: смотря на девушку на фоне солнечных снежных вершин, я вскользь отметил про себя: "неплохой кадр получается" и сразу же в моих руках появилась фотокамера. Естественно, первым делом я испугался за свой рассудок и остолбенело спросил: "Ты не заметила, сейчас ничего странного не произошло?", и получил ответ "Да вроде фотик из ничего появился", причем таким тоном, как будто она каждый день видит появление вещей из пустоты. Выяснилось, что она тоже в курсе - у нее это сверхъестественное свойство появилось на полчаса раньше.

Черт побери, теперь ведь придется даже думать очень осторожно, никогда ведь не знаешь, что взбредет в голову материализатору подсознания. Решили даже не мыться вместе, хотя талая лужа была одна - предположили, что резонанс наших мыслей, когда мы разденемся, приведет к тому, что нам в лучшем случае выдадут справку о нашей генетической совместимости, а в худшем еще и влезут в генокод, чтобы этой совместимости достичь:). Хотя после пробуждения я уже не понимал, что в этом плохого. Наверное, навязанный нам неоднозначный исполнитель желаний был платой за удачный побег.

Форматирование говорящих кошек

Тебе когда-нибудь снились кошки, которые не могут связать и десяти слов по-английски, и поэтому пытаются объяснить свои проблемы по-немецки, вися при этом когтями у тебя на руке? А проблемы при этом состоят в том, что в районе живет барская белая кошка с поганым характером, которая всех остальных совершенно затерроризировала, и они просят с ней разобраться. Кошку я отформатировал, после чего появилась молодая хозяйка (на джипе и с сигаретой, и вообще такая же, как ее подопечная), я выдал ей отформатированную кошку и диск с резервной копией со словами "с этого диска вы можете восстановить ее, как было, но я не советую, потому что получится такая же стерва. Лучше инициализируйте ее заново". Все это, разумеется, на полном серьезе:)

Готовимся к войне

Попробую примерно воспроизвести по памяти случайно увиденный мной сегодня ночью документ.

В отдел Охраны Дочерей Науки
Брейнодельческой бироварни
Ивана "Pit" Бодхихармы.
Гейдельберг 69120, Нойенхаймер Фельд, 380, вольер 4.

РАСПОРЯЖЕНИЕ

В связи с ожидаемым резким всплеском психотропной активности огненных саламандр в ближайшем очаге гнездования

 
1.
зам. зав. обл. гор. морг. отдела по уменьшению уровня угрозы:

Мобилизовать бригады ОЗБК, расквартированные в подвале бироварни на уровне -12.

Аппаратное обеспечение контроля расконсервировать из файлоотстойника на уровне -5 в лице:

Обеспечить взвода ОЗБК материальными ценностями в виде:

Осуществить развертывание имеющихся мобильных комплексов стратосферного базирования "Зевс-1" в эшелоне +35 км. Обеспечить каждый комплекс 64-мя блоками крылатых мышей с отделяющимися головками. Ультразвуковые приманки-ловушки для мышей противника и системы наведения по астральному излучению закупить у нас же в 2024 г. с использованием вариоконвертивной машины времени Tou-28. Секретность уровня доступа к машине сохранять с учетом боеготовности номер "3.5". Обеспечить топливную поддержку эскадрильи защиты комплексов в лице пивоналивного стратотанкера класса "Бухенвальд".

Отработать атаку клонов по учебной цели (плотина Некар-Манхейм) с поддержкой с воздуха силами двух назгулов и координацией связи в инфрапсихотронном диапазоне.

 
2.
зам. зав. хвост. унтер-отдела по экспериментальной эмбриологии:

В кратчайшие сроки осуществить вытаск белой кошки из окрошки, с ее последующей сушкой и кормлением мышками. Окрошку использовать для сплавления кирпичной крошки в кирпич КР-23 для превентивного проламывания бошек. Необходимое количество мышек заказать в инкубаторе в отделе биокибернетического трансмутагенеза. Осуществить контроль соответствия количества поступивших органов заявке. При недостаче заменить недостающий биоматериал мандавошками.

 
3.
зам. зав. исслед. отдела по новым видам вооружений:

Интенсифицировать разработки в направлении подавления альфа-активности биороботов с использованием внутриклеточного ферментативного катализа ферментами (делириумераза, ТНК-интервывихглаза и табулараза), генерируемыми in ferro в режиме реального времени. Распадающиеся с выделением энергии сигнатуры самураев захоронить по классу "Могильник-Н" с обязательным экранированием слоем жидких радиоактивных отходов.

 
4.
в канцелярию:

Во всех документах заменить формальное обозначение Штангенциркуля Йа.Йа. (Др. на Fck.) в связи с присвоением ему звания фольксвагена (диплом N 1313666 от 30.02.2007). Начиная с момента прочтения, оплату производить в соответствии с 17+sqrt(π/2) разрядом дефектационной сетки. Обновление документов проводить только по кодированному каналу связи с использованием кодека "Энигма-1944 DRM".

 
P.S.
неофициально, бля.

Уберите с перекрестка Пивенбухенштрассе и Винтшприцвег "смерть-на-трех-ногах"! уже третий танк теряет башню в точке с этими координатами! Причем, конечный пункт ее полета всегда оказывался в витрине секс-шопа. Меня его владелец уже замучил. Имейте в виду, что техобслуживанием единственного имеющегося у нас киборга "Прокол-М" занимается именно он.

Некоторые наблюдения

У меня часто бывает аэродинамический полет без каких-либо приспособлений, с подъемной силой, зависящей от скорости. Бывает и так, что не успеваю выйти из петли и разбиваюсь. Часто бывает, что я прыгаю с крыши, рассчитывая набрать скорость в свободном падении и воспользоваться ей для управления полетом. Иногда подъемной силы оказывается достаточно, чтобы делать пируэты довольно долго. У меня или нет своего эквивалента мотора или он очень слабый - не всегда хватает мощности даже для горизонтального полета, не говоря уже о наборе высоты. Т.е. полет планерного типа - для того, чтобы лететь, нужна либо начальная скорость (прыжок, автомобиль), либо отталкиваться от земли (например, руками при полете на высоте полметра - было даже такое), либо восходящий поток.

Приблизительно в 30% случаев я вижу то, чего не бывает и не может быть в жизни (это обычное дело, или просто мне так повезло?), в том числе нечто такое, что вообще исключено в реальности из-за того, что человек - это человек (а, например, не математическое уравнение или кусок программного кода). Зато в той реальности присутствуют все ощущения, что и в обычной жизни (цветное объемное зрение, слух, осязание, обоняние, вкус, чувства равновесия, положения в пространстве, линейного и углового ускорения / торможения, сексуального возбуждения / удовлетворения, опьянения, голода и т.д.) Я даже не мог представить, что такие исключения бывают, пока не прочитал, что больше половины людей видят черно-белые сны! У меня ч-б сон был только один раз в жизни - в 13 лет (снилась любовь и расставание - как понятие - меня так переклинило, что на цвет уже не хватило вычислительной мощности внутреннего процессора, зато запомнилось на всю жизнь).

Когда мне было около 14-ти, я составил карту тех мест, где побывал мой мозг - что-то вроде Personal Wonderland, и затем добавлял к ней новые места. Поскольку она могла быть проинтерпретирована только мной, постепенно эта затея протухла. Крайне редко вижу действие (и, возможно, себя в рамках действия) со стороны, являясь не объектом в том же мире, а как бы сторонним наблюдателем за ходом событий. В подавляющем большинстве случаев действую исключительно от первого лица. Мой автомобиль присутствует в четверти эпизодов, компьютеры и сети - в той или иной форме практически во всех.

Иногда удается продолжить путешествие с той точки в пространстве и времени, где закончилось предыдущее, и иногда даже удается ограниченно управлять течением событий. Один раз было совершенно фантастическое раздвоение - на два сознания разного пола. Поскольку это был один из "частично-управляемых" случаев, я не преминул воспользоваться таким раздвоением в своих целях - заняться сексом с самим собой, получая при этом удовольствие и как мужчина, и как женщина. Аналогичное из этой же серии - превращения других действующих лиц: один объект с внешностью другого, например (это - наиболее нелепый пример, который, тем не менее, повторяется где-то раз в год), любимый человек в обличии любимого кота [причем они так сильно пересекаются, что очень трудно понять, что есть что, и что при этом делаю я:)].


LyricsЛирика : главная

 Домой